КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ
БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

ФУТБОЛ В ЦИФРАХ
ТОЧКА ОТСЧЕТА 
МЯЧ КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ ЗАЛ СЛАВЫ

ХАВБЕК, БИЗНЕСМЕН И ИНТЕЛЛЕКТУАЛ

© Ильяр ГАФУРОВ ("Новое поколение", 7.03.2003)

МАЗМАНЬЯН

1978 год. Мазманьян и Талгаев на сборах "Кайрата"
в Леселидзе

МАЗМАНЬЯН

1984 год. Кубок СССР. "Целинник" - "Таврия" 3:0.
Александр Мазманьян исполняет штрафной удар
 

Александр Мазманьян в отечественном футболе фигура известная. Как-никак восемнадцать лет большого футбола под пристальным вниманием болельщиков и прессы. Авторитет среди болельщиков завоевал бесстрашной игрой на правом фланге и джентльменским поведением на поле и за его пределами. Всегда имел собственное мнение, фактор тоже немаловажный.

В футбольных кулуарах то ли в шутку, то ли всерьез об Мазманьяне поговаривают, что у него в жилах течет французская кровь. Затронув эту тему в беседе, Александр Николаевич громко рассмеялся и замахал руками, дав понять, что эта тема закрыта. Лишь в конце интервью, слегка оттаяв от нахлынувших воспоминаний, Мазманьян выдал: "Ты знаешь, в каждом армянине есть капелька французской крови, или наоборот. Примеры? Да, пожалуйста! Юрий Джоркаефф и Ален Богоссян". Да, сказанное истинная правда. Но только забыл Александр Николаевич упомянуть об американке с армянскими корнями Шер. Но она, как известно, певица и киноактриса и посему к футбольной теме отношения, увы, не имеет. А жаль. Красивая леди…

Александр МАЗМАНЬЯН

Родился 6 октября 1951 года в Алма-Ате. Мастер спорта международного класса РК. Амплуа - полузащитник. Выступал в командах "Кайрат" (Алма-Ата), "Целинник" (Целиноград), "Химик" (Джамбул), "Жетысу" (Талды-Курган). В 1984 году в составе целиноградского "Целинника" был чемпионом буферной зоны первенства СССР. Два года выступал за юношескую сборную Казахской ССР. Обладатель Кубка Совета Министров КазССР, Кубка республики и победитель различных республиканских турниров. В равной степени владеет ударами с обеих ног. В детстве мог запросто обыграть всю команду соперников. За карьеру футболиста забил 96 мячей в официальных матчах. Слабое место: удары головой.
Бронзовый призер Всемирных игр ветеранов 1994 (Брисбен, Австралия), серебряный призер чемпионата СНГ 1992 среди ветеранов, обладатель золотой медали Олимпийских игр среди ветеранов 1998, проходивших в Объединенных Арабских Эмиратах. Арбитр высшей национальной категории. В течение 7 лет отсудил более 100 матчей на всесоюзном и республиканском уровне.

— Александр Николаевич, с какого возраста вы стали серьезно заниматься футболом?
— Достаточно поздно, с четырнадцати лет. До этого активно занимался спортивной гимнастикой, плаванием, водным поло. Часто играл в турнирах "Кожаного мяча", но стать футболистом, честно говоря, не мечтал.
— С какого момента определились с футболом?
— Однажды на дворовой площадке, как обычно, гонял мячик с ровесниками. Совершенно случайно мимо проходил известный в стране тренер Борис Брониславович Лях. Неожиданно он подозвал меня и пригласил в футбольную школу мастеров. Я очень благодарен Борису Брониславовичу за то приглашение и признателен моему тренеру Аркадию Вольфовичу Хохману. Благодаря этим замечательным людям и состоялась моя карьера футболиста.
— Будучи игроком, с кем из футболистов у вас отношения складывались лучше обычного?
— В "Целиннике" - с Александром Филиным и Егором Медниковым, в "Кайрате" - с Михаилом Гурманом и Сергеем Гороховодацким, в "Химике" - с Юрием Гофманом, ныне покойным. И вообще у меня всегда складывались ровные отношения со всеми одноклубниками. Всегда придерживался собственного мнения и отстаивал свою точку зрения.
— Александр Николаевич были ли у вас моменты разочарования в футбольной карьере?
— Да, бывало. В 1969 году я был приглашен в юношескую сборную СССР. Но задержаться мне надолго в той команде не удалось. Наверное, я недостаточно ответственно отнесся к этому приглашению. Возможно, я растерялся в звездной компании Фарида Хисамутдинова, Олега Блохина, Виталия Шевченко, Назара Петросяна и других футболистов, ставших потом звездами советского футбола. На тот момент мне было семнадцать лет.
— В какие клубы вас приглашали?
— В 1971 году мною заинтересовалось московское “Динамо”, я уже было дал согласие, но меня от перехода отговорил тогдашний тренер "Целинника", знаменитый в прошлом игрок московского "Динамо" и сборной СССР Игорь Численко. Он посоветовал мне еще немного возмужать. До этого меня звали в ереванский "Арарат" (Александр Николаевич, вспомнив об этом, живо рассмеялся. - Авт.), я, как и в случае с "Динамо", отказался. Было довольно боязно в 18 лет покидать родной город и оказаться совершенно в другой обстановке. Свою роль в отказе перехода в "Арарат" сыграло приглашение в мою любимую команду - алматинский "Кайрат". И, наконец, в 1979 году меня приглашали в кемеровский "Кузбасс". И я снова отказался. В тот год в "Целиннике" подобралась солидная компания опытных футболистов под руководством старшего тренера Владимира Котлярова в составе Евгения Пиуновского, Георгия Мартьяна, Николая Сергеева, Игоря Бочурко, Владимира Филимонова и других мастеров. Да и, откровенно говоря, для меня был не резон переходить в "Кузбасс", команду по союзным меркам довольно среднюю.
МАЗМАНЬЯН

1995 год. Финал Кубка Казахстана. "Елимай" - "Ордабасы".
Мазманьян - в качестве главного арбитра
 
— Чем занялись после окончания игровой карьеры?
— Судейством. В моем послужном списке в качестве главного арбитра - два финала Кубка Казахстана. Обслуживал довольно большое количество матчей всесоюзного и республиканского уровня.
— Александр Николаевич, какие клубы бывшего СССР вам импонировали больше всего?
— Динамовские команды Киева, Тбилиси, Москвы, Минска. Вообще я по жизни динамовец. Служил в Целинограде в войсках МВД в 1970-1972 годах.
— Кем были по званию, если не секрет?
— Рядовым, каковых миллионы.
— Командование части, зная, что вы футболист, делало ли вашу службу комфортнее?
— Безусловно, режим отличался от обычного распорядка несения службы. В казарму я попадал по окончании футбольного сезона, а ранней весной снимал сапоги и одевал бутсы.
— В общей сложности сколько месяцев вы пробыли в армейской казарме?
— Пять долгих зимних месяцев. Так же, как и остальные солдаты, ходил в наряды и охранял осужденных. Три месяца я отслужил под Аркалыком в колонии усиленного режима, был часовым-охранником.
— Что произошло после демобилизации?
— Вернувшись на "гражданку", остался играть в Целинограде.
— Александр Николаевич, вам довелось поиграть и в 70-х, и в 80-х годах. Чем запомнилось вам каждое десятилетие развития футбола?
— У каждого времени своя игра, свои кумиры. С каждым годом футбол становился все более скоростным, атлетичным и техничным. Семидесятые годы прошли под знаком сборных Голландии, Бразилии и СССР. Голландцы запомнились тотальным футболом, а эталоном тех лет в советском футболе было киевское "Динамо". А бразильцы они во все времена просто волшебники мяча. В восьмидесятых, на мой взгляд, доминировали сборные Италии, ФРГ и Аргентины.
— Как известно, после завершения карьеры футболиста и арбитра вы стали бизнесменом. Трудно проходил процесс адаптации к новым условиям?
— Совершенно нетрудно. Я заместитель директора футбольного бар-клуба "Третий тайм" и досконально знаю желания и вкусы нашей клиентуры. Да и сама рабочая обстановка (вокруг колоссальное количество фотографий футболистов, команд, красивые постеры, фанатские шарфы, кубки, вымпелы и другая атрибутика. - Авт.) мне здорово помогла. Работа мне нравится, да и наш труд работников "Третьего тайма" пришелся алматинцам по вкусу.
— Александр Николаевич, расскажите, пожалуйста, о своей семье?
— Семья у меня многонациональная. Мать Ирина Григорьевна Мазманьян сорок с лишним лет работала педагогом в детском садике. Мой отчим Георгий Ильич Маринкин, ныне покойный, ветеран Великой Отечественной войны, долгое время работал фотографом. У меня двое детей: тридцатилетний сын Александр и дочь Марина, ей в этом году исполнится двадцать один год и она студентка юридического колледжа "Адилет".
— Каковы ваши музыкальные пристрастия?
— Я люблю спокойную музыку. Обожаю слушать французских и итальянских исполнителей: Патрисия Каас, Мирей Матье, Далида, Джо Дассен, Поль Мариа, Адриано Челентано, Тото Кутуньо и Рафаэлла Карра.
— Что сердцу приятней из киношедевров?
— Мне нравятся не триллеры и безумные боевики, я сторонник интеллектуального кино. Например, я всегда с удовольствием смотрю "Армагеддон", "Последний бойскаут", "Молчание ягнят" и другие фильмы.
— Творчество каких киноактеров вам по душе?
— Брюс Уиллис, Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне, Ким Бэссинджер, Николь Кидман, Мишель Пфайффер, Роберт де Ниро и Стивен Сигал.
— Игра каких футболистов вам нравится?
— Это итальянец Роберто Баджо, голландец Йохан Круифф, француз Тьери Анри, немец Франц Беккенбауэр и бразильцы Роналдо и Роберто Карлос.
— Спасибо огромное за беседу, Александр Николаевич, и удачи вам!
— Спасибо.

Что осталось за кадром

Еще парочка штрихов к портрету героя спортивной страницы. Момент первый. Александр Николаевич - человек, не лишенный азарта. Так было и на футбольном поле, когда хавбек с открытым забралом бился с соперником. Так есть и за кромкой поля. Александр Николаевич - азартный преферансист. Однажды мои коллеги по СИА "Овертайм" оказались его соседями в железнодорожном вагоне. Мазманьян вместе с командой ветеранов ехал на товарищеский матч, а журналисты, естественно, поехали это грандиозное дело освещать. Так вот, дабы скоротать времечко в пути, решились футболист с журналистами переброситься в преферанс. Матерый ас с легкостью расправился с братьями по перу и в ус не подул. Хорошо, что играли не на крупную сумму, и посему журналисты отделались легким испугом и зареклись садиться за один карточный стол с Александром Николаевичем.

Момент второй и последний. Для автора этих строк Александр Николаевич, будучи в неважном расположении духа, обещал устроить "face control". Произошло это так. В "Третьем тайме" в ночь, когда российское ТВ ведет прямые трансляции матчей Лиги чемпионов, футбольного люда набивается просто тьма. У одних нет, к примеру, кабельного ТВ, и они бегут в бар-клуб, другая категория - это влюбленные парочки, впервые оказавшиеся в "Третьем тайме", и, наконец, вековечные постояльцы с футбольным уклоном, которым нравится сама атмосфера всеобщего "боленья" в компании с кружкой пива "Ирбис". Вторник декабря месяца. Матч "Локомотив" (Москва) - "Боруссия" (Дортмунд). Паренек в киоске тотализатора "на кочерге" от многочисленных клиентов, делающих ставки. Свою ставочку сделал и Александр Николаевич. Естественно, в пользу "Локо". Автор материала вместе с директором СИА "Овертайм" Маратом Исабаевым и ответственным секретарем "НП" Михаилом Буренковым оказывается за одним столиком с Александром Мазманьяном. Великая троица отчаянно болеет за "Локомотив" (они, видать, все свои деньги тогда на новоиспеченных чемпионов России поставили), а я от досады, что "Спартак" только бронзовый призер чемпионата-2002, орал "Боруссия - чемпион!" и размахивал красно-белым шарфиком. Не буду описывать подробности того матча. В общем, "Локомотив" проиграл 1:2, ставки моих соседей сгорели синим пламенем, а в концовке всего Александр Николаевич открытым текстом пояснил Исабаеву, что его сотруднику теперь в "Третий тайм" путь заказан. Но как в старых добрых сказках, все заканчивается хорошо, "face control" был отменен. Только надолго ли?

[an error occurred while processing this directive]