Сергей СТУКАШОВ: Про "Кайрат", "своего парня" Малофеева и железного Марадону

Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №55/11.03.2011)

ВВозвращение в Казахстан яркого форварда "Кайрата" 80-х не могло остаться незамеченным. Сергей СТУКАШОВ в сезоне-2011 работает в тренерском штабе родного клуба.

РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЕТ ГЛАВНЫЙ


СЕРГЕЙ СТУКАШОВ

Сергей СТУКАШОВ - игрок
Фото - Дендербай ЕГИЗОВ


СЕРГЕЙ СТУКАШОВ

Сергей СТУКАШОВ - тренер
Фото - Эдуард ГАВРИШ

Родился 12 ноября 1959 года в городе Актас Карагандинской области. Рост – 174 см, вес – 67 кг. Воспитанник футбольной школы карагандинского "Шахтёра". Выступал на позиции нападающего. Игровая карьера: 1976 - "Шахтёр" (Караганда), 6 матчей, 1 гол, 1977—1984 - "Кайрат" (Алма-Ата), 185-52, 1985–1988 - "Динамо" (Москва), 73-19. В чемпионате СССР провёл 223 матча, забил 52 гола. В еврокубках провёл 8 матчей. В сборной СССР (1984–1985) — 6 матчей, 2 гола. В олимпийской сборной СССР (1984) - 1 матч. Победитель юношеского турнира УЕФА 1978 года. Вице-чемпион мира среди юниоров 1979 года. Вице-чемпион СССР 1986 года. Тренерская карьера: В 1991 году окончил Высшую школу тренеров в Москве. 1992–1998 — тренер СДЮШОР "Динамо" (Москва), 1998–2001 – тренер отдела сборных команд РФС, 2002 – главный тренер ФК "Спартак" (Щёлково), 2003–2006 — старший тренер дубля ФК "Рубин" (Казань), 2006–2010 — тренер юношеских команд ФК "Динамо" (Москва). В 2011 году – тренер ФК "Кайрат"
 
Встреча корреспондента "Футбольных Вестей" с Сергеем Стукашовым состоялась сразу после завершения тренировки "Кайрата". Разговор начался прямо в клубном автобусе, а первый вопрос был главному тренеру "Кайрата" Владимиру Никитенко:

— Владимир Андреевич, как возникла мысль пригласить Стукашова в тренерский штаб?
— Мы давно собирались работать вместе, только раньше у каждого были свои планы и обстоятельства, и вот только сейчас всё срослось.

— А как распределяются функции в вашем тренерском штабе?
— Мы коллегиально всё обсуждаем, думаем, советуемся, но решение принимать мне, ведь я – главный тренер.

НАЧИНАЛ В 12 ЛЕТ

…Затем к разговору присоединился и Стукашов.

— Сергей Викторович, расскажите о своём детстве, семье.
— Мой отец родом из Северо-Казахстанской области, а мама – из Украины. Когда она приехала в Казахстан на целину, родители познакомились и поженились. Потом они переехали в Караганду, где отец работал на шахте, а мама – там же, бухгалтером.

— В вашей биографии написано, что вы родились в посёлке Актас…
— Так и есть. Это всего шесть километров от Караганды. В 12 лет я пришёл в футбольную секцию, моим первым тренером был Анатолий Владимирович Чудинов. Тогда в Караганде был настоящий футбольный бум, каждый мальчишка мечтал попасть в команду.

— По нынешним меркам вы достаточно поздно начали заниматься футболом. Может, ещё каким-нибудь видом спорта занимались? Говорят, что вы обладали выдающимися скоростными качествами благодаря лёгкой атлетике…
— В 12 поздно? Тогда это было нормально. Конечно, во дворе гонял мяч с пацанами от зари до зари. А лёгкой атлетикой занимался совсем немного. Однажды лето провёл в Белоруссии, под Брестом, и там мне дали какие-то навыки. А потом – футбол и только футбол!

ИЗ "ШАХТЁРА" В "КАЙРАТ"

— А стометровку за сколько бежали?
— В девятом классе на городских соревнованиях мой результат был 11,4 секунды. В "Кайрате" же на предсезонке бегали 30 метров, 400 метров, челночно семь по 50 метров и тест Купера.

— А в карагандинском "Шахтёре" успели поиграть?
— Да, в 1976 году меня выпускали на замену, и я забил. Не помню уже кому… А в "Кайрате" я появился в январе 77-го на сборе на Медео. Тогда в команде работала большая группа классных специалистов: Станислав Каминский, Тимур Сегизбаев, Леонид Остроушко.

— А кто из них вас заприметил?
— Сыграли свою роль вызовы в юношескую сборную СССР. Думаю, благодаря этому я и оказался в главной команде республики. Я ведь ещё в школе учился, окончил спортивный интернат, который в Алма-Ате на углу улиц Байзакова и Тимирязева.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МАРАДОНА

— В "Кайрате" сразу заиграли?
— Нет, приехал из сборной с травмой. Меня, Степанова и Гороховодацкого повезли в Москву. Операцию мениска в ЦИТО мне сделала Зоя Сергеевна Миронова, та самая, которой благодарны сотни футболистов. Всё прошло удачно. Через три месяца я уже выступал на турнире за юношескую сборную Казахстана и играл за дубль "Кайрата", потихоньку стал забивать. В 78-м во время предсезонной подготовки я постоянно ездил с юношеской сборной СССР на различные турниры. Тепло вспоминаю тренерский штаб той команды. Сергей Мосягин, Борис Игнатьев, Сергей Коршунов… Выдающиеся специалисты! Нас бережно передавали из рук в руки. Имена нападающих того возраста стоит вспомнить: Александр Заваров, Олег Таран, Игорь Гуринович.

— Конкуренцию выдерживали?
— Раз вызывали, наверное, да. В 1979 году в Японии играли на молодёжном чемпионате мира. Помню, как тяжело сложился для нас четвертьфинал с Парагваем. Вели 1:0, а потом один парагваец Виктору Чанову со штрафных два мяча забил. Полтора тайма пытались мы сравнять счёт, и только в конце матча Пономарёву удалось это сделать, тоже со штрафного. Выиграли мы только по пенальти. В полуфинале прошли поляков и вышли на Аргентину. В финале зрелищный футбол не получился. Играли неважно и они, и мы. Всё решил удар со штрафного Марадоны.

— Он уже тогда был звездой?
— Ещё какой! Мы жили в одной гостинице, так Марадона спокойно не мог никуда выйти, вокруг него сразу возникала толпа поклонников. Я на поле с ним плечо в плечо столкнулся – просто железный весь! Специалисты тогда уже видели в Марадоне задатки великого игрока.

— А не было желания обменяться с ним футболками?
— Да вы что?! Тогда на поле нам это запрещали делать. Кто-то в гостинице втихаря обменивался, но я этим не увлекался.

ЛИШИВ КИЕВЛЯН ЗОЛОТА

— В сентябре 1979 года с чемпионата мира вы вернулись в "Кайрат"…
— И вместе с командой боролся за сохранение прописки в высшей лиге чемпионата СССР. Не слишком удачным тот год для клуба вышел… В последнем матче на своём поле надо было обыгрывать киевское "Динамо", ничья нас не спасала. Но у "Кайрата" был какой-то особенный дух! Именно в такие критические моменты команда играла на максимуме и даже лучше! Киевляне приехали в сильнейшем составе, они тогда боролись за золото со "Спартаком". Но мы выиграли – 1:0, гол с пенальти забил Валерий Гладилин.

— А сбили кого – скажи, – вступил в разговор Владимир Никитенко.
— Меня (улыбаясь).

— Вопрос обоим участникам того матча. Ходили слухи, что это был договорняк… Владимир Никитенко:
— Нет, что вы… Киевляне боролись за золото, и победа им очень нужна была. Правда, наш матч по времени был раньше, чем встреча "Спартака" в Ростове. Но победа "Кайрата" лишила команду Валерия Лобановского золотых медалей в чемпионате СССР 1979 года. Сергей Стукашов:
— Я тоже не думаю, что был договорняк, а вот судья той встречи, откровенно говоря, немножко нам помогал…

КОМАНДА МОЛОДОСТИ НАШЕЙ

— В 1980 году в "Кайрате" произошли серьёзные изменения. Клуб принял Игорь Волчок. Мнения футболистов об этом наставнике неоднозначные…
— Сейчас, с высоты прожитых лет, должен признать, что Игорь Семёнович был очень хорошим селекционером. Он собрал действительно всех молодых и талантливых футболистов Казахстана – Вахида Масудова, Евстафия Пехлеваниди, Геннадия Штромбергера, всех и не вспомнишь сразу. Знаю, что Курбан Бердыев очень благодарен Волчку, который вернул его в команду. Бердыев ранее был в "Кайрате", но заиграл именно при Волчке.

— Тогда в команде сложился дружный коллектив…
— Не сразу. По-настоящему мы сдружились в 82-м и в следующем сезоне, когда сначала боролись за выживание в высшей лиге, но вылетели, а потом вернулись. Вот тогда кто-то ушёл, а те, кто остались, стали настоящим коллективом. Решение серьёзных задач объединило людей.

— А в номере с кем жили?
— На базе "Кайрата" – один (так было заведено для игроков основного состава), а на выезде – с Курбаном Бердыевым.

— В "Кайрате" тогда практически каждый год менялись главные тренеры. Тяжело приходилось?
— Конечно, ведь новая метла по-новому метёт… Но были и весёлые моменты. Иосиф Беца, который начинал работать в 1982 году, любил поговорить, а Юсуп Шадиев этим пользовался. Разговорит наставника, время летит, глядь, уже и тренировка заканчивается…

РОМАН С "ДИНАМО"

— В московское "Динамо" вас звали не раз…
— Их селекционеры вели меня ещё со времени выступления за юношескую сборную СССР. В таких командах к этой работе серьёзное отношение. Помню, мне передавали телефон Виктора Царёва, в ту пору главного тренера московского "Динамо".

— В эти клубы забирали и для прохождения военной службы. Не с этим обстоятельством был связан ваш переход?
— Нет, срочную службу мне организовали в "Кайрате". В Алма-Ате была часть погранвойск, там, я помню, неделю провёл в казарме, а потом с командой уехал на сборы.

— Так почему же вы перешли в московское "Динамо"?
— Хотел играть за сборную СССР, как, наверное, каждый футболист. Эдуард Малофеев тогда был главным тренером олимпийской сборной, затем встал у руля первой сборной, а потом возглавил и московское "Динамо". Вот так всё и совпало… Конечно, сыграли свою роль и квартира в Москве, и офицерские погоны, но главным для меня было желание играть за сборную.

ИНДИЙСКИЙ ДУБЛЬ КИТАЙЦАМ

— Эдуард Малофеев – личность интересная… Как вы можете его охарактеризовать?
— В то время это был очень перспективный тренер. Когда он возглавлял олимпийскую сборную, пошли разговоры – некому работать в первой сборной, а Эдуард Васильевич самоуверенно заявил: "Я буду!" В минском "Динамо" Малофеев был, если хотите, "своим парнем", мог даже нарушить режим вместе с футболистами – Курнениным, Пудышевым… Но в Минске команда шла за ним, а в Москве этого не произошло.

— А вы могли нарушить режим?
— Нет, это не про меня.

— За сборную Советского Союза вы сыграли шесть матчей и забили два гола…
— Оба – китайцам, на Кубке Джавархарлара Неру в Индии. А в финале того турнира мы встречались с югославами, которые на EURO-84 в группе обыграли Францию, ставшую затем чемпионом Европы. У нас хорошая команда была: Дасаев, Сулаквелидзе, Черенков, Гоцманов… Ну а затем, в 86-м, сборную возглавил Лобановский, и меня уже не вызывали, там играли сплошь киевляне…

В ШАГЕ ОТ ЗОЛОТА

— Вернёмся в клуб – московское "Динамо"…
— В 1985 году команду лихорадило весь сезон. Игроки вроде бы неплохие собрались, а взаимопонимания на поле не было. Чудом в высшей лиге прописку сохранили. Малофеев распылялся, клубу мало времени уделял, в основном делами сборной занимался. Готовил команду Адамас Соломонович Голодец. Перед сезоном 1986 года Малофеев на собрании объявил: задача-минимум – не вылететь, задача-максимум – шестое место. Шесть туров прошло, а мы на первом месте идём! Такую же победную серию выдали и во втором круге, но… Профессор-математик Лобановский всё просчитал, затянул чемпионат аж до 6 декабря и переиграл Малофеева. Мы стали вторыми… Хотя до сих пор у московского "Динамо" подобного результата не достигнуто, и никакие деньги не помогают.

— А первый приезд в Алма-Ату с "Динамо" помните?
— Признаюсь, неприятные чувства были… Меня только Курбан Бердыев перед игрой поддержал. Реплики болельщиков с трибун не разобрал, хотя даже если бы услышал, то их реакцию понял бы и не обиделся. Сыграли вничью – 0:0.

— В Кубке УЕФА ваше "Динамо" с кем встречалось?
— Со швейцарским "Грассхопером", а потом "Барселона" нас выбила – 0:2 в гостях и 0:0 дома.

ТРАВМЫ, ТРАВМЫ, ТРАВМЫ…

— Затем дела в клубе у вас не заладились. Почему?
— Травмы замучили. В 87-м всю предсезонку провёл в госпитале. Оперированное правое колено болело, но уже другой мениск – наружный. А с началом чемпионата дела у "Динамо" шли ни шатко ни валко – 0:0 да 0:1. Мне говорят – давай играй! И надо же, в Баку, за день до матча, Прудников на тренировке въехал мне в коленную чашечку! Опять ничья 0:0. В Кутаиси меня, полухромого, за 15 минут до конца на замену выпустили. Первым же касанием на добивание успел, мяч в сетку отправил – 1:0 победили. Во втором круге играл через не могу, паховые боли добавились. А тут ещё Малофеева сняли, пришёл Анатолий Бышовец. У Анатолия Фёдоровича были надежды на молодёжь талантливую, на меня же он смотрел отстранённо. Правда, повозился он с молодыми немного и вспомнил о Стукашове – давайте, мол, его лечить. Но тогда уже закрыли ЦИТО, а в госпитале МВД операцию на колене сделали неудачно. В 1988 году я прошёл сборы, выступал за дубль, иногда выходил в основе. Помню, как в Вильнюсе с "Жальгирисом" сидел на лавке, горим – 0:2, Бышовец спросил: выйдешь – забьёшь? Ну что делать, раз надо, забил. Это был мой последний гол в чемпионатах СССР. В итоге я понял, что без здоровья играть в футбол не смогу и заявил – всё, заканчиваю. Бышовец не поверил сначала – в какую команду уходишь, спрашивал. Совсем, говорю, ухожу.

КУДРЯШОВ – НЕРЕАЛИЗОВАННЫЙ ТАЛАНТ

— По вопросу, как жить дальше, были сомнения?
— Никаких. Сразу стал тренером. Помогал в работе с юношами Алексею Водягину, а осенью 1989 года поступил в Высшую школу тренеров. На одном курсе со мной учились Бердыев, Муханов, Оборин, Петренко, Шевчук. Это только те, кто хорошо известен, а были ещё будущие тренеры из Азербайджана, Армении, Украины. Знания нам давали серьёзные, учились очно. После окончания ВШТ мне надо было сюда, в Казахстан, рвануть, но время непонятное было – 1991 год! Я работал с детьми, взял малышей 1983 года рождения. У нас ведь отношение к детским тренерам абсолютно неправильное. В Европе совершено по-другому, хоть с 9-летними, хоть с 17-летними работаешь – зарплата одинаковая. А с детьми даже лучшие тренеры должны работать! В 1998 году меня пригласил Сергей Петрович Мосягин, возглавлявший тогда отдел сборных в Российском футбольном союзе.

— Сколько лет вы работали главным тренером юношеской сборной России?
— С 1998 по 2002 год.

— Немало способных ребят прошло через те сборные. А можете сказать, кто из безусловных талантов так и не выстрелил?
— Дмитрий Кудряшов. У парня было всё для того, чтобы стать Игроком с большой буквы: футбольный интеллект, техника, физика, коммуникабельность – настоящий командный игрок. Он даже ездил на смотрины во Францию, с 14 лет занимался в "Спартаке". Но, когда попал в главную команду, ему определили позицию опорного хавбека, и там у Кудряшова не пошло. У нас в сборной он был центральным нападающим. А вообще, в РФC до сих пор анализируют мою работу – Сычёв, Немов, Шешуков и другие играют на самом высоком уровне. Интересная была работа!

ВОСХИЩАЮСЬ БЕРДЫЕВЫМ

— Себя как тренера кем назовёте – диктатором или демократом?
— Я – обслуживающий персонал! Во-первых, футболист побыстрее должен вытравить из себя игрока. Во-вторых, времена сильно изменились. Когда мы выступали, команда соперников была для нас врагом, мы должны были выйти на поле и порвать их. А сейчас соперник помогает на поле показать красивый футбол, а тренер должен для футболиста создать максимально комфортные условия, в том числе и в организации быта. Если бы со мной так носились, то не было бы проблем со здоровьем, я бы играл намного дольше. Мне говорили, что Каминский сильно сомневался в моих возможностях – такой маленький, как он играть будет?! А теперь малыш Месси – лучший футболист мира. А вообще я – воспитанник советской школы. У кого учился? У Остроушко, у Малофеева… Вот когда приехал голландец, который тренировал Роббена и ван Перси, я у него многое почерпнул. Кое-что я уже успел опробовать в работе. Теперь буду продолжать. Хочется работать в современном стиле.

— У вас ещё был этап тренерской карьеры в казанском "Рубине"…
— В 2003 году "Рубин" вышел в элитный российский дивизион, и Курбан Бердыев предложил мне возглавить дубль. Условия в Казани тогда сильно отличались от нынешних. Помню, на базу, в небольшой домик, приехали бразильские легионеры. Один туалет на этаже их сильно впечатлил! Я восхищаюсь железной выдержкой Бердыева, у меня бы нервов не хватило! А он сумел не только команду создать, но и современную инфраструктуру выстроить.

Я – КАЗАХСТАНЕЦ!

— Почему покинули Казань?
— Три года отработал. А в 2005 году уехал по семейным обстоятельствам, дети ещё совсем маленькие были. Сейчас дочери Любе 13 лет, она занимается лёгкой атлетикой в школе ЦСКА. Радует, что в манеже она может видеть тренировки Елены Исинбаевой и Светланы Феофановой, а Люба стремится к большим спортивным достижениям. Сыну Андрею – 9 лет, занимался футболом. Я даже взял в "Динамо" группу подготовки 2001 года рождения, чтобы заниматься со своим сыном, но… У Андрея в обращении с мячом неплохо получалось, однако моих скоростных качеств парень не унаследовал. Ну ничего – не всем же быть спортсменами!

— Супруга ваша москвичка?
— Да, Тамара – выпускница МГУ и коренная москвичка. Я же более чем за четверть века москвичом себя назвать не могу. Я люблю Москву, но вот теперь вернулся в Казахстан, и хоть очень многое изменилось, но как будто никуда не уезжал. Я – казахстанец!

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама