Фанас САЛИМОВ: "Голова должна работать как компьютер"

Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №76/28.01.2012)

Этот скоростной техничный полузащитник "Кайрата" в 80-х годах восхищал трибуны Центрального стадиона Алма-Аты своей игрой. В нашей традиционной рубрике "Золотой фонд" представляем Фанаса САЛИМОВА.


ФАНАС САЛИМОВ

Объектив фотокамеры запечатлел трёх кайратовцев (слева направо) Юсупа ШАДИЕВА, Александра ХАПСАЛИСА и Фанаса САЛИМОВА, второй из которых в этот момент защищал цвета московского "Динамо"
Фото - Дендербай ЕГИЗОВ


ФАНАС САЛИМОВ

Фанас САЛИМОВ
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Родился я в Чимкенте 19 февраля 1964 года, - рассказывает о себе Фанас Нагимович. - Отец умер, когда мне исполнилось семь лет, и маме, которая работала на ткацкой фабрике, пришлось нелегко. И всё же она поставила на ноги троих сыновей. Я - средний из братьев. Жили мы в самом центре города, но мест для игры в футбол хватало. Да ведь и особых развлечений тогда не было.

А примером для нас был живший в нашем дворе известный уже в то время игрок "Пахтакора" Виктор Чуркин (увы, позже он погиб с ташкентской командой в авиакатастрофе в 1979 году). Приезжая в отпуск, Чуркин всегда наблюдал за нашими баталиями, а мы смотрели на него, без преувеличения, как на кумира. Уже в первом классе я записался в футбольную школу "Локомотив", а первым моим тренером был замечательный человек Александр Анастасьевич Хасап, воспитавший немало известных футболистов.

— Евстафий Пехлеваниди тоже из их числа?
— Вот Стас как раз занимался в другой чимкентской школе - "Спартак". С ними у нас на городских соревнованиях всегда случались настоящие "зарубы". А вообще Пехлеваниди на четыре года старше меня.

— Успехов на детских соревнованиях добивались?
— В 1975 году наша команда, выступавшая под названием "Факел", заняла третье место в финале Всесоюзного турнира "Кожаный мяч" в Воронеже. Большая медаль, почему-то зелёного цвета, у меня хранится до сих пор.

— Но школу вы окончили уже в Алма-Ате?
— Да, в девятый класс пошёл в Республиканском интернате на Байзакова - Тимирязева, где тренером был экс-кайратовец Владимир Александрович Киселёв. Мы много ездили на различные соревнования, тогда их хватало. В составе сборной Казахстана, главным тренером которой был Евгений Иванович Кузнецов, выступал на Спартакиаде школьников СССР. В 1980 году я уже сыграл два матча за дубль "Кайрата". Однако, когда в десятом классе приехал домой на весенние каникулы, старший тренер чимкентского "Металлурга" Владимир Семёнович Шарков сказал, что очень на меня рассчитывает. По приезде на родину летом меня уже ждал билет во Фрунзе, который оставили маме. В дебютном матче с "Алгой" я отдал голевой пас, и мы сравняли счёт, сыграв в итоге вничью 1:1. А первый гол, точнее, дубль забил уже в домашнем матче с командой из Петропавловска.

— Вы ведь сначала заиграли в юношеской сборной СССР, а только потом в "Кайрате"?
— Да, наверное, на Спартакиаде школьников меня заметили и пригласили в юношескую сборную Союза. В её воротах стоял Станислав Черчесов, в защите играли Фахриддин Исламов из "Пахтакора", с которым мы в гостиницах всегда жили в одном номере, Михаил Агапов из "Уралмаша" и Гоча Гогричиани из тбилисского "Динамо". Ну а линия полузащиты и атаки по именам и вовсе сейчас впечатляет: Геннадий Литовченко, Павел Яковенко, Алексей Ерёменко, Олег Протасов, Сергей Дмитриев…

Тогда уже главный тренер "Кайрата" Игорь Семёнович Волчок заинтересовался, что за казахстанский парень играет в сборной и почему его нет у нас? Осенью 81-го я был уже в "Кайрате". Кстати, Шарков очень не хотел отпускать меня из "Мелиоратора" (чимкентская команда к тому времени сменила название), потому что во второй лиге чемпионата СССР существовал лимит на молодых игроков, под возраст которых я подпадал ещё два сезона. Однако против вызова в главную команду республики возразить никто не решался. Правда, в концовке сезона-81 я успел сыграть лишь пару матчей за дубль "Кайрата", а дебют в основе состоялся уже в 82-м.

— С кем играли?
— С ЦСКА. Причём во Львове, потому что в Москве было снежно и морозно. Главный тренер "Кайрата" Йожеф Беца выпустил меня в основном составе с заданием персонально сыграть против Александра Тарханова. Как я уже потом узнал, это Валерий Гладилин посоветовал: "Поставьте против Тарханова этого молодого татарина. Он - настырный, приклеится и выключит его из игры". В общем, так оно и получилось.

— Выходит, вы - созидатель - наступили на горло собственной песне, сыграв персональщика?
— В интересах команды мне это приходилось делать не раз. Меня в "Кайрате" чаще выпускали на левый фланг, а в сборной я играл справа. У меня рабочая нога вообще-то правая, но и левая - не только для ходьбы. Зато я мог смещаться в центр и бить по воротам.

— Гренадерским ростом вы не отличались, но головой играли хорошо…
— Учителя хорошие были в детстве. Тот же Пехлеваниди ненамного выше меня, а головой забивал часто. Главное - правильно просчитать траекторию полёта мяча, вовремя выпрыгнуть и перевисеть соперника в воздухе. Вообще же, конечно, главным для меня было движение - бороздил бровку от лицевой до лицевой. Стартовой скоростью был не обделён, да и кроссы, в отличие от многих, любил бегать. Даже дома, в отпуске, в сквере у гостиницы "Чимкент" (на том месте теперь технопарк) утро начинал всегда с десятикилометровой пробежки. Так что и выносливости у меня было в избытке.

— Как вас встретили в "Кайрате" ветераны?
— Как и положено - когда заслуживал, могли, что называется, и напихать. Я, к примеру, Валерия Гладилина называл Дед (а вообще прозвище у него в команде было Глаша), Курбана Бердыева - Бекиевич, а Юсупа Шадиева - Алаудинович. Вообще, уважение к старшим у меня воспитано с детства. Дружил я со своим земляком Александром Куклевым и со Стасом Пехлеваниди. Много мне помогал на первых порах и Вахид Масудов.

— Бердыев теперь авторитетный тренер. Интересно, задатки наставника у него тогда были видны?
— Голова у него всегда была светлая. Ещё будучи игроком, он по вечерам на базе собирал нас, всех полузащитников и нападающих, и объяснял какие-то тактические схемы, расставлял нас по полю, и мы отрабатывали различные комбинации. Сам Бердыев в них принимал активное участие, ведь пас у него был выверенный, я бы даже сказал, филигранный. Он как-то в Москве в матче со "Спартаком" так выкатил мяч на ход Эдуарду Сону, что Эдик забил бывшему тогда в зените славы Ринату Дасаеву, по-футбольному говоря, в домик. Наверное, от страха, что вышел один на один (смеётся). А как Бердыев игру читал! Он знал, что Стукашову надо было давать мяч на ход, чтобы тот убежал, а Пехлеваниди - максимум метров на пять. В противном случае тот даже не бежал. Помню ещё, как однажды я сместился с фланга в центр, а форварды Стукашов и Пехлеваниди рванули в штрафную. Я подумал: "Что же вы делаете?! Куда мне передачу давать, в борьбу, что ли?" После того матча пожаловался Бекиевичу, а он сказал: "Эх, Фанас, они же уводили за собой защитников и создавали тебе оперативный простор! У тебя хорошая скорость, да и дриблинг - обводи, выходи на ударную позицию и забивай".

В принципе, мы с Бердыевым понимали друг друга на поле, даже просто переглянувшись. Забегая вперёд, скажу, что я играл у Бердыева-тренера. Так вот, на предсезонные сборы он возил нас в свой родной Ашхабад и всё время придумывал какие-то разнообразные упражнения - то мы занимались со скакалкой, то тренировались в борцовском зале… В общем, Курбан Бекиевич всегда был специалистом-новатором.

— Именно в полузащите "Кайрата" в то время была самая острая конкуренция. Как её выдерживали?
— Рецепт простой - пахать на тренировках и выкладываться полностью в игре. В состав попадали лучшие, да и материальный стимул был - не бесплатно же играли. Но конкуренция нам не мешала. У нас был дружный коллектив, шуток всегда хватало. Однажды в Ереване мастер розыгрышей Масудов подначил Пехлеваниди: "Стас, усы слабо сбрить?" Евстафий ответил - мол, зачем мне это нужно? А Масудов не унимался: "А за 100 рублей?" Тут уж мой земляк не устоял. Вахид те сто рублей (немалые, между прочим, деньги) собрал со всех футболистов команды. А мы с Пехлеваниди жили в одном номере гостиницы. Когда постучали в дверь и я открыл, то на пороге стоял абсолютно незнакомый человек, и я спросил: "Мужик, тебе чего надо?" Стал уже закрывать дверь, и тут парень голосом Пехлеваниди зарычал: "Я тебе дам "чего надо!" Я был в шоке: "Стас, ты, что ли?!". (Смеётся).

— В 1983 году вы выступали в составе сборной СССР на молодёжном чемпионате мира…
— Тот турнир сложился для нашей команды неудачно. Главным тренером был Николай Иванович Киселёв, а курировал молодёжку сам Валерий Васильевич Лобановский. Я себя чувствовал в Мексике, на высокогорье, прекрасно - буквально летал по полю, а вот команда… В стартовом матче против сборной Нигерии в Монтеррее мы полностью владели преимуществом, а забить никак не могли. Может, Олег Протасов на меня обидится, но я ему в той встрече не один голевой пас выдал, а форвард то попадал в голкипера, то бил мимо ворот… Нигерийцы в конце забили, и мы проиграли 0:1. Второй матч против сборной Голландии получился результативным. Соперники открыли счёт, я на 40-й минуте сравнял, а Протасов в начале второго тайма вывел нашу команду вперёд - 2:1. Но голландцы отыгрались, а победный мяч у них забил Марко ван Бастен. В заключительном матче в группе в Гвадалахаре мы проиграли бразильцам - 1:2, которые и стали в итоге чемпионами мира. Болел за них, между прочим, их соотечественник Жоао Авеланж, в то время президент ФИФА.

— Из своих голов за "Кайрат" какой вам запомнился?
— Забивал я немного, в основном был "чернорабочим". Но ярко остался в памяти мяч, забитый тбилисскому "Динамо" в 1988 году. На подступах к штрафной получил мяч и с ходу решил пробить. Защитник Тенгиз Сулаквелидзе не успел в подкате, а я метров с двадцати пяти снял паутину с девятки - вратарь Отар Габелия был бессилен. Потом ещё Сергей Волгин забил, и мы выиграли - 2:0.

— Тренеры в "Кайрате" менялись часто. Все запомнились?
— Каждый по-своему. Леонид Константинович Остроушко - сильный специалист, но со своей требовательностью часто перегибал палку. У Тимура Санжаровича Сегизбаева и тренерские, и человеческие качества удивительным образом сочетались. А тот же Беца ничем наших наставников не превосходил. Любил поговорить, а наши ветераны этим пользовались. Бердыев с Гладилиным задавали какой-нибудь вопрос по тактике, и Йожеф Йожефович со своим характерным акцентом начинал долго и подробно объяснять. Пока, как говорится, не стемнело.

— Рассказывали, что и Юсуп Шадиев тоже любил поговорить с Бецой…
— Алаудинович был и остаётся мастером разговорного жанра. Мог рассказывать истории на любую тему, прямо ходячая энциклопедия. Пару раз он нас с Серёгой Волгиным своими байками за чаем заговаривал допоздна. Я глянул на часы и взмолился: "Алаудиныч, уже два часа ночи, а завтра играть!" Шадиев спохватился: "Точно! Ну, давайте ещё по кружке чая - и спать". (Смеётся).

— Вы ведь поиграли и в украинском чемпионате?
— Сразу после распада СССР Антон Шох позвал в "Ниву" из города Тернополь, потом туда подъехал ещё Сергей Тимофеев. Но они год спустя перебрались в волгоградский "Ротор", а я в следующем сезоне выступал в "Кривбассе" из Кривого Рога (обыгрывали мы, помню, даже киевское "Динамо") и два года играл в николаевском "Эвисе". Когда вернулся в Казахстан, Борис Подкорытов пригласил в талдыкорганский "Кайнур". Но обанкротился наш спонсор, и мы сезон даже не доиграли. Затем выступал в Шымкенте и Караганде, но почему-то везде не выполняли обещанных условий, и я закончил с футболом. Да и лет мне было уже много - 37.

— Серьёзных травм в карьере вам удалось избежать…
— И это не везение, а умение грамотно действовать на поле. У нас в "Ниве" главным тренером был известный в прошлом вратарь Леонид Колтун, который говорил: "В футболе надо иметь сильные ноги и пресс, чтобы в прыжке уйти от прямого столкновения". От себя добавлю - конечно, и голова должна была работать, как компьютер, быстро ориентироваться, чтобы тебя не снесли.

— Чем занимались после завершения карьеры футболиста?
— Виктор Абгольц позвал работать в судействе. А сейчас я - играющий тренер в команде ветеранов "Арлан". В минувшем сезоне завоевали кубок, а годом ранее сделали золотой дубль в чемпионате среди ветеранов. Больше внимания сейчас уделяю семье. С супругой Надеждой вместе мы уже много лет, а дочь Милана, которой 21 год, уехала учиться в Чехию.

— За чемпионатом Казахстана следите?
— Конечно! Собираемся на трибуне, горячо спорим. В прошлом году интрига была закручена до предела, многое решалось лишь в последнем туре. В такой острой конкуренции и повышается мастерство футболистов. Вообще, в работе Федерации Футбола Казахстана нельзя не отметить массу позитивного. Это касается и пристального внимания к детско-юношескому футболу, а также заметно улучшился уровень судейства, что я оцениваю с профессиональной точки зрения как бывший арбитр.

Оставить комментарий:   YVISION.KZ  в Facebook

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама