Вахид МАСУДОВ: "Футбол - это книга, которую в разном возрасте понимаешь по разному"

Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №64/22.07.2011)

Очередной гость нашей традиционной рубрики "Золотой фонд" – один из самых техничных полузащитников в истории алматинского "Кайрата" Вахид МАСУДОВ. Признаемся, что его пришлось уговаривать на это интервью. После отставки с поста главного тренера усть-каменогорского "Востока" Масудов не очень хотел общаться с прессой, что, в общем-то, понятно. Договорились, что речь пойдёт только о его игровой карьере.

ПРИЦЕПОМ К СТАРШЕМУ БРАТУ


ВАХИД МАСУДОВ

Хавбек алматинского "Кайрата" Вахид МАСУДОВ уходит от защитника московского "Динамо" Александра НОВИКОВА
Фото - Дендербай ЕГИЗОВ


ВАХИД МАСУДОВ

Вахид МАСУДОВ - тренер
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Во время войны мою семью депортировали из Чечни под Караганду, – начал разговор Вахид Юнусович. – Отец был водителем большегрузных автомобилей, а мама – штукатуром-маляром. Затем они перебрались в Джамбул, где я и родился. У меня есть старшие брат и сестра, так что я – младший. Признаюсь, из-за этого немного избалованный. Затем мама получила новую квартиру в районе, который назывался Черёмушки. Сосед дядя Яша вспоминал, что от меня всегда было много шума – вначале в подъезде звонко стучал мяч, а потом бежал я. Хотя, конечно, я был "прицепом" у старшего брата. Мы играли дом против дома, а куда деть младшего? Вот и ставили меня по большей части в защиту, ведь играли ребята намного старше.

КНУТОМ И ПРЯНИКОМ

— В 11 лет мы с друзьями пошли записываться в ДЮСШ, однако нас не приняли, сказав, что набор окончен. А затем на первенстве города команда нашей средней школы, которую тренировал старший брат Антона Шоха Александр, выступила совсем неплохо, заняв третье место. Конкуренция в Джамбуле была, поверьте, очень серьёзная! И когда мы хорошо показали себя на этих соревнованиях, ко мне подошли тренеры из той самой ДЮСШ. Школа, директором которой работал Евгений Петрович Ротт, была замечательная. Большое количество знаменитых футболистов воспитал коллектив тренеров и педагогов. Достаточно назвать Байшакова, Талгаева, Огая… Моим первым тренером был Александр Сергеевич Рекашов, который дал мне очень многое. Да и другие тренеры относились к нам по-особенному, со всей душой. Хотя, когда мы вытворяли что-то, хулиганили, могли получить от наставников и кедом пониже спины. Но при всём при этом они не унижали нашего человеческого достоинства, относились по-отечески. Даже когда я уже выступал за "Кайрат", следили за мной, старались давать советы, к которым я прислушивался. Вот эту тренерскую политику "кнута и пряника" я тогда уже постигал. И в жизни мне это, безусловно, пригодилось.

Вообще, тогдашняя система подготовки юношей была выстроена в высшей степени грамотно. Ежедневные тренировки проходили очень интересно, а по выходным мы выступали в первенстве города. Отбор и конкуренция были серьёзными, ведь тогда компьютеров не было, все мальчишки пропадали на улицах и, конечно, играли в футбол. Хороших полей даже у нас на юге, в Джамбуле, не хватало, но зато у нас было огромное желание играть. Не мудрено, что думающих и техничных футболистов в нашем городе было воспитано немало.

НА ЛЮБИМОМ КОНЬКЕ

— Техника – конёк Вахида Масудова. Это наработано или божий дар?
— Всё же, наверное, дар свыше, хотя работать надо было постоянно и помногу. Мягкость обращения с мячом у меня была врождённой, однако для лучшей координации я самостоятельно занимался акробатикой. Да и в свободное время просто на турнике крутился – некуда было энергию девать!

— А на детские соревнования выезжали?
— Регулярно выступали в самом массовом в Советском Союзе турнире "Кожаный мяч". Помню, играли во Львове и Ташкенте, попадали в десятку лучших команд.

ПЕРВЫЙ МАТЧ – КАК В ТУМАНЕ

— А когда у вас появилась мысль, что футбол может стать делом всей жизни?
— Лет в 15–16, когда мы сыграли с джамбульским "Химиком". Футболистов этой команды мы хорошо знали и, честно говоря, чуть ли не боготворили. А матч мы провели с таким желанием и азартом, что добились ничьей 3:3. После этого я стал задумываться о будущем всерьёз. Те же Байшаков и Талгаев к тому времени уже играли в "Кайрате" и были для нас примером…

В нашей семье особую роль играло мнение отца. Папа, кстати, был болельщиком тбилисского "Динамо", восхищался техничной игрой динамовцев. Отец по-мужски поговорил со мной о жизненном пути, и мы остановились на футболе. Затем он внимательно следил за моими играми, старался не пропускать ни одного матча. Не хотелось ему краснеть за сына, потому держал меня в ежовых рукавицах.

Мы видели, что ребята из нашей спортшколы, выступавшие в "Химике", живут неплохо – одеты, обуты, и не только. Так что, когда меня в 16 лет пригласили в эту команду, выступавшую во второй лиге чемпионата СССР, я был по-настоящему счастлив. Замечу, что в нашей школе существовала полезная практика. Тренеры возили нас на соревнования с ребятами, которые по возрасту были старше на два года. Давали нам, так сказать, понюхать пороху. Так что в какой-то мере к игре за взрослую команду я был уже готов.

Первый матч весной 1977 года, когда главный тренер "Химика" Евгений Иванович Кузнецов выпустил меня на замену, помню как в тумане. Помню, что старался и носился по полю как угорелый, но вот получал ли мяч – уже и не вспомню. (Улыбается). А партнёры какие у меня были! Володя Шинкарук и Александр Мироненко, Фирутдин Султанов и Володя Терещенко… Их звали в московский "Спартак" и донецкий "Шахтёр". Через год меня пригласили в узбекскую команду "Хорезм" из города Ханки. Там очень любили футбол и создали для игроков отличные условия. В команде играли футболисты, прошедшие школу ташкентского "Пахтакора" – Александр Иванков и Виктор Соколов.

"ХОРЕЗМ" – "ОРБИТА" – "КАЙРАТ"

— В Узбекистан заманили большими деньгами?
— Что вы, в 17 лет я об этом и не думал! Пригласил тренер Сергей Доценко, в своё время игравший в киевском "Динамо". У меня было огромное желание играть. А порекомендовал меня наш земляк, уже выступавший за "Хорезм", Христофор Каскиниди. Тогда ведь была одна страна – СССР, и везде мы чувствовали себя как дома. Так что на матче в Джамбуле меня не освистали. Зато я прошёл хорошую школу! После первого круга мы шли в девятой зоне, в которой выступало 20 команд из Средней Азии и Казахстана, на втором месте. Потом, правда, почему-то скатились, но турнир завершили в десятке.

Осенью 1978 года, приехав в отпуск домой, я получил повестку из военкомата. Пришла пора служить в армии. Но тогда существовали специальные команды, в которых проходили службу футболисты. В одну из них – "Орбиту" из Кзыл-Орды – я и попал. При мне этот клуб переименовали в "Мелиоратор".

На всесоюзном турнире "Переправа", в котором играли сборные республик СССР из футболистов не старше 20 лет, мною заинтересовались селекционеры ленинградского "Зенита". Но у меня, солдата срочной службы, уже был вызов в главную команду нашей республики – "Кайрат", наставником которого был тогда Игорь Семёнович Волчок. Этот специалист собирал к себе всю талантливую молодёжь. Вместе со мной, в частности, пришли Евстафий Пехлеваниди и Александр Борисов. Когда Волчок после двух сезонов работы в Алма-Ате уезжал, он сказал спортивным руководителям: "Я создал вам команду и на перспективу. При правильном отношении к ней она будет хорошо играть лет 7–8!"

МОЛОДОЙ БЫЛ, ГОРЯЧИЙ…

— Дебют в основном составе "Кайрата" вспомните?
— В Тбилиси против "Динамо" меня выпустили на замену с заданием персонально сыграть против Манучара Мачаидзе. Бился о него, как о скалу. Он тогда мне cущим монстром показался – ноги такие здоровенные! После матча я был весь в синяках. Но тогда, чтобы не потерять место в основном составе, на подобного рода мелочи и внимания не обращали. Даже если повреждение посерьёзней было, тайком ходили к врачам и массажистам, просили что-то сделать, а тренерам не говорить. Конкуренция в полузащите была – будь здоров! Валерий Гладилин и Курбан Бердыев, Владимир Никитенко и Сергей Ледовских, Фанас Салимов и Антон Шох, чуть позже Сергей Волгин присоединился. Так что если из строя выбыл, то минимум на месяц место в основе потерял. Но при этом отношения были тёплые, поддерживали друг друга.

— А оценку тренеров за дебютный матч помните?
— Главный ничего не сказал, потому что проиграли мы, по-моему, с крупным счётом 0:3, а помощники подошли и поддержали – давай, мол, продолжай в том же духе. Тем не менее после первого круга "Кайрат" отправился на сбор на Иссык-Куль, а меня отправили в Кзыл-Орду.

— Что случилось?
— Молодой был, горячий… В общем, подрался я. На тренировке получился жёсткий стык, слово за слово, и сцепились. Тренер Владимир Котляров посчитал зачинщиком драки меня, а ребята все видели, что это не так. Обидела меня тогда несправедливость, вспылил я. Ну и в воспитательных целях отправили меня на месяц в Кзыл-Орду. Сейчас, с высоты прожитых лет, понимаю, что, наверное, та мера была правильная.

А с кем подрались?
Не скажу, и не пытайте! (Смеётся). Зачем ворошить прошлое? Тем более что с этим человеком у нас сейчас прекрасные отношения. Тогда же в пылу страстей я даже написал заявление об уходе из "Кайрата", но меня вовремя наставили на путь истинный.

Во втором круге сезона 1980 года я уже был твёрдым игроком основы. Накануне своего дня рождения забил гол Ринату Дасаеву, и мы победили дома московский "Спартак" – 1:0.

О МОРАЛЬНОМ И МАТЕРИАЛЬНОМ

— "Кайрат" тогда болельщики боготворили. На трибунах Центрального стадиона яблоку негде было упасть. Голова не закружилась от славы?
— "Кайрат" действительно обожали. Сейчас молодёжи трудно поверить, что в своё время трибуны были забиты, люди даже в проходах сидели! После победных матчей клубный автобус полтора часа не мог отъехать от стадиона, восторженные болельщики не пропускали. А насчёт звёздной болезни… Молодого Вахида Масудова старшие товарищи быстро бы поставили на место, если бы тот "звёздочку" поймал. Перед кем нос-то задирать? Нет, не было такого.

— Материальный стимул тоже ведь был неплохим. Квартиру и машину когда приобрели?
— Дело в том, что приезжим футболистам жильё сразу выделяли, а вот к казахстанцам относились по принципу "А куда вы денетесь?". Квартиру я получил, по-моему, только в 1985 году, а до этого так и жил на базе. Автомобиль ВАЗ-2106, купленный за свои деньги, я сразу же отдал отцу. Знаете, всё-таки материальное для нас не было главным. Не сочтите за высокий штиль, но любовь к футболу для нас была важнее. Игроки основы вечером на базе, что на улице Каблукова, под прожекторами играли "три на три" или "четыре на четыре". После тренировки всегда оставались поработать с мячом, побить дополнительно по воротам.

— Ваша техника обращения с мячом, помимо восхищения, вызывала порой и свист болельщиков.
— Был грех, передерживал порой мяч. Мою бы нынешнюю голову да тому парню – цены бы ему не было! Но передерживал мяч я не от эгоизма, а от желания отдать более точный и скрытый пас. В этом смысле я очень многое почерпнул у товарищей по команде Валерия Гладилина и Курбана Бердыева. А играть против маэстро футбола Давида Кипиани, Фёдора Черенкова, Леонида Буряка, Юрия Гаврилова, Виталия Дараселия – это такая, скажу вам, школа! Я почувствовал уверенность в своих силах. На поле многое получалось – забивал сам и отдавал голевые передачи. С возрастом приходили и опыт, и лучшее понимание игры. Это как книга, которую в разном возрасте и читаешь, и понимаешь по-разному.

В МОСКВЕ НЕ ЗАДЕРЖАЛСЯ

— Мастерство Масудова не осталось незамеченным. Последовало и приглашение в сборную СССР…
— Сначала забрали в московское "Динамо". Детективная, кстати, получилась история. Ночью меня увезли два подполковника и отправили самолётом в Москву. Правда, не надолго. "Кайрат" тогда потихоньку растаскивать стали, что в партийном руководстве республики вызывало беспокойство. К нам домой в Джамбуле приходили люди из горкома партии, из райисполкома. Взывали к патриотическим чувствам, а то и просто запугивали последствиями. Отец мне звонил, интересовался, что же такого я натворил. В общем, не задержался я в Москве…

А 1985 году и в "Динамо", и в сборной СССР главным тренером был Эдуард Малофеев. Он и пригласил меня на УТС сборной. В Новогорске провели двусторонний матч, сыграли вничью 1:1. Голы забили Владимир Бессонов и я. А во второй встрече минут пять всего прошло, и я получил тяжёлую травму. Неудачно подкатился под Олега Блохина. В результате у меня перелом ноги с вывихом голеностопа. Два с лишним месяца на костылях, полгода вне футбола. Сложный период в моей жизни получился. Когда в 1986 году врач сборной Савелий Евсеевич Мышалов увидел меня впервые после того неудачного матча, то подошёл, обнял и со слезами на глазах сказал: "Вахид, я так рад, что ты играешь! Ведь твой случай – один из тысячи! Люди порой и ходить-то нормально не могут после такой травмы!" К слову, Мышалов отвозил меня в Институт Склифосовского, где мне делали операцию. Опытнейший врач повидал на своём веку немало и понимал, насколько серьёзная была травма. Может, и хорошо, что я всего этого не знал и не понимал по молодости. Даже в мыслях не допускал, что не смогу вернуться на поле. У меня было огромное желание играть!

ГОД ЗА "ТЕРЕК"

— В 1986 году "Кайрат" добился лучшего результата в своей истории, заняв седьмое место в чемпионате СССР. Каковы слагаемые того успеха?
— Начинали мы тот сезон с Остроушко. А Леонид Константинович, при всём уважении к нему, слишком давил на футболистов. Вопреки расхожему мнению, у него было всё наоборот – выигрывает тренер, проигрывает команда. А когда пришёл мягкий, но человечный Тимур Сегизбаев, игроки будто расправили крылья и полетели. Психологом Санжарыч оказался очень хорошим. Я и у него почерпнул многое.

— Был в вашей игровой карьере и сезон в грозненском "Тереке". Как туда попали?
— К родителям приехали посланцы из Грозного и всё решили. Со мной никто особо не разговаривал, а отца ослушаться я не мог, воспитание не позволяло. Год отыграл во второй лиге за "Терек", забил 13 голов. С радостью тот сезон, правда, вспомнить не могу. Из обещанного родителям многое не выполнили. Хорошо только то, что побывал на исторической Родине.

— Потом СССР распался, а вместе с ним не стало и союзного чемпионата…
— Чувства были не из приятных. Мы ездили по Союзу: Баку и Ереван, Киев и Минск, да куда угодно – и везде ощущали себя как дома! И вдруг нежданно-негаданно всё рухнуло и пришлось привыкать к футбольной независимости. Первый чемпионат Казахстана "Кайрат" выиграл легко. Прошли сумбурный турнир на классе, не прилагая особых усилий. Следующие два года я отыграл за "Елимай". А потом я уже был играющим тренером в "Достыке".

— 10 матчей в национальной сборной Казахстана запомнились?
— Конечно! Тем более что мне довелось сыграть в первом в истории нашей национальной команды матче. 1 июня 1992 года мы победили в Алматы сборную Туркменистана 1:0 в турнире на Кубок Центральной Азии, а позже и завоевали этот трофей. Выходить на поле в форме сборной для меня было особой честью, чувство патриотизма для футболистов нашего поколения – не пустые слова. Вспоминаю, как в 1996 году в отборочном матче Кубок Азии я выводил команду на домашний матч с Катаром с капитанской повязкой. Тогда мы тоже победили!

ГЕРМАНСКИЕ ЧУДЕСА

— Как возник вариант с Германией?
— Сначала "Достык" съездил туда и провёл четыре матча с клубами Оберлиги. Во всех, к слову, одержал победы. Потом Сергей Климов, Аскар Кожабергенов, Сергей Пасько, Дмитрий Огай и я получили приглашение в Европу. Честно говоря, я туда особо не рвался, меня даже уговаривать пришлось. Хорошо, что уговорили – познакомился с организацией местного футбола, много полезного для себя почерпнул. Хотя были и совершенно странные, я бы сказал, курьёзные случаи. Собираемся на игру в другой город. В автобус администратор загружает провиант: курицу и фрукты, несколько ящиков пива и один – шампанского. Мы спрашиваем через гида-переводчика: "А что, игры не будет? Мы на пикник едем?" "Нет, – отвечают нам, – едем на игру. Просто в дороге мы должны покушать, а после матча расслабиться и выпить". Для нас, признаюсь, это было дико!

Или такой случай. После поражения ехали как-то мы грустные, а немецкие партнёры веселились. Тренер к нам обратился: "Головы не вешайте, это же футбол, всего лишь игра!" Может быть, с точки зрения психологии это и правильно. Не стоит зацикливаться на поражении. А тренером тем, к слову, был начальник местной полиции, который просто любил футбол и, отучившись, получил тренерскую лицензию. Вот такой опыт мы получили.

ГДЕ КОНКУРЕНЦИЯ, ТАМ И МАСТЕРСТВО РАСТЁТ

— Вернулись в Казахстан…
— …и работал в тренерском штабе "Актобе" вместе с Владимиром Никитенко и Юрием Коньковым. Я по-прежнему выступал в качестве играющего тренера и мог на поле внести какие-то коррективы в действия команды.

— Мы договаривались не затрагивать тренерскую карьеру. Это тема для отдельного интервью. А может ли футболист Вахид Масудов сказать, что был счастлив?
— Кое-что скорректировал бы, но лишь немногое. Добавил бы серьёзности в отношении к делу. А в целом с уверенностью могу сказать, что как игрок добился немалого и по-настоящему был счастлив в футболе!

— Как вам уровень нынешнего чемпионата Казахстана?
— Борьба развернулась нешуточная. Что за попадание в шестёрку, что за сохранение прописки в Премьер-лиге. Радует, что в НФЛ прислушались к мнению главных тренеров команд по вопросу так называемых лимитчиков. В нынешнем сезоне в стартовом составе на поле выходит лишь один игрок в возрасте до 21 года. Это значительно обострило конкуренцию за место в составе между молодыми футболистами. А где конкуренция, там и рост мастерства!

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама