Сергей КЛИМОВ - форвард по характеру

Ельсиар КАРИМОВ ("Футбольные вести", №54/25.02.2011)

Сергей КЛИМОВ – фигура в отечественном футболе неординарная. Воспитанник алматинского футбола повесил бутсы на гвоздь в начале 2000-х, когда ему было уже 42 года. Климов играл за алма-атинский "Кайрат" ещё в чемпионате СССР среди команд высшей лиги, а заканчивал свою карьеру, будучи играющим тренером усть-каменогорского "Востока".

ФУТБОЛОМ ЗАРАЗИЛ ОТЕЦ


СЕРГЕЙ КЛИМОВ

Сергей КЛИМОВ
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Сергей Александрович, расскажите, как вы пришли в футбол?
— Пацаном, как и все, гонял мяч во дворе. В 12 лет записался в секцию футбола. Мой первый детский тренер, Сергей Георгиевич Набоков, многое сделал для того, чтобы мои сверстники и я полюбили футбол по-настоящему. В условиях информационного дефицита он умудрялся доставать газетные вырезки о мировом футболе. В те годы в Алма-Ате детские школы функционировали на серьёзном уровне – в каждой группе были перспективные игроки. Каждое воскресенье проводились городские соревнования по всем возрастам – с утра и до вечера шли игры.

— Что было потом?
— В переходном возрасте попал в группу к Анатолию Андреевичу Житкееву. Он взял меня в команду, где тренировались игроки 1958 года рождения. Я был младше тех ребят на два года, и это здорово помогло мне окрепнуть чисто в психологическом плане. В это время я окончил школу и поступил в вуз.

— Ходили на домашние игры "Кайрата"?
— Надо отдать должное моему отцу: в шесть лет он меня первый раз привёл на игру "Кайрата". Тот поход оставил неизгладимое впечатление. До сих пор помню, как наша команда разгромила ереванский "Арарат" со счётом 5:0! Мой отец был заядлым болельщиком, поэтому с раннего детства я часто посещал Центральный стадион, смотрел по телевизору трансляции игр – от папы ко мне передалась любовь к футболу.

— Кто был вашим кумиром?
— Пока я рос, в "Кайрате" сменилось не одно поколение. Запомнились нападающие. Сергей Квочкин был на слуху, позже гремел на весь Союз Анатолий Ионкин. Всех не перечислишь – в каждом поколении были яркие солисты.

В АТАКЕ С ДЕТСТВА

— Как вы попали в "Кайрат"?
— Однажды в матче юношеских команд меня заприметил тренер "Кайрата" Станислав Францевич Каминский. Он и пригласил меня в дублирующий состав. Так я оказался в команде, в которую мечтал попасть любой казахстанский юноша.

— Родители одобрили вашу профессию?
— Они не вмешивались в мой выбор – я сам решал, кем буду.

— Вы всё время играли на позиции нападающего. В других амплуа себя не пробовали?
— Как в детстве начал играть в атаке, так оно и пошло-поехало. Тренеры всегда меня ставили на двух позициях – чистого форварда или под нападающим. Я и не думал перечить наставникам, тем более, что мне нравилось созидать и забивать голы. Мне импонировала роль именно атакующего игрока. На тренировках пробовал себя в защите, но понял – это не моё.

БОГ ЛЮБИТ ТРОИЦУ

— У вас не сразу получилось заиграть в "Кайрате"…
— Так сложилось, что я трижды приходил в "Кайрат". В начале 80-х я был игроком дублирующего состава, однако новый тренерский штаб решил, что 20-летний футболист уже перерос уровень команды резервной подготовки, решили, что я неперспективный. Мне пришлось собрать вещи и уехать в Темиртау, где в то время работал Станислав Каминский. В 86-м я вернулся в "Кайрат", но опять не имел постоянной игровой практики – в состав попадал по большим праздникам. Мне было уже 26, и я очень хотел играть. Тогдашний наставник команды Леонид Остроушко не планировал отпускать меня из "Кайрата", но когда в клуб пришёл Тимур Санжарович Сегизбаев, меня отпустили в другой клуб второй союзной лиги. В 89-м в "Кайрат" вернулся Каминский и тут же пригласил меня в команду. В этом возрасте я был уже сложившимся футболистом и поэтому быстро стал твёрдым игроком основы. Третий приход получился для меня удачным! Я же алмаатинец. В каких бы городах ни играл, семью из родного мне города не увозил. Всегда ехал в алма-атинский клуб с большой радостью.

— Почему не могли закрепиться в "Кайрате" раньше?
— Конкуренция была сильная в атаке – Евстафий Пехлеваниди, Сергей Стукашов, Сергей Волгин… До сих пор задаю себе вопрос, почему "Кайрат", обладая очень сильными футболистами, не смог занять место в высшем дивизионе СССР выше седьмого? В том же донецком "Шахтёре" или харьковском "Металлисте" были собраны игроки индивидуально слабее, но они занимали места выше "Кайрата". Наверное, руководителям нашего клуба попросту не хватало терпения – тренеры менялись едва ли не каждый год.

— Какой сезон считаете самым удачным?
— Наверное, период с 1989 по 1991 год. Я был в расцвете сил, играл за год по 40 игр, забивал по 8–10 голов. Тогда "Кайрат" неплохо выступал в первой лиге СССР, в которой вместе с нами играли московский ЦСКА, волгоградский "Ротор".

УЙТИ К СЁМИНУ НЕ РАЗРЕШИЛИ

— В середине 80-х вы могли уехать в московский "Локомотив". Однако переход не состоялся. Почему?
— Железнодорожники активно звали меня к себе, но в 1986 году я выбрал "Кайрат". Когда у меня во второй раз не получилось закрепиться в команде, меня вроде бы отпустили в "Локомотив", где тогда уже работал Юрий Палыч Сёмин. В контрольных играх за "Локо" я постоянно забивал голы, но функционеры нашего спорткомитета не разрешили мне перейти в московский клуб, и в итоге я поехал во второй дивизион.

— Правда ли, что в провинциальных клубах футболисты могли заработать больше денег, чем в том же "Кайрате"? Не секрет, что из-за финансового вопроса многие ребята не отзывались на приглашения алма-атинского клуба…
— Такое случалось нередко. В других городах подчас выделялись хорошие деньги для своих футбольных команд, футболисты, играя во второй лиге, получали очень неплохие по тем временам деньги. А когда новичок ехал в "Кайрат", ему назначалась минимальная зарплата, потому что не факт, что он сможет заиграть в команде. Но если футболист со временем проявлял свои лучшие качества, то имел все основания просить прибавку к жалованью.

— Какой гол стал для вас самым памятным?
— Вспоминаю Кубок азиатских чемпионов. Семипалатинский "Елимай" приехал в Фергану на встречу с местным "Нефтчи". В выездной игре судейство, как всегда в Азии, скажем так, оставляло желать лучшего. При счёте 0:3 я забил единственный гол, и игра завершилась нашим поражением 1:3. Однако мой гол на выезде подарил нам надежду на ответный матч. Дома наш забивной Андрей Мирошниченко сделал дубль, и по сумме двух игр мы прошли "Нефтчи".

— Довольны тем, как сложилась ваша карьера после распада СССР?
— Грех жаловаться – я трижды выигрывал золотые медали чемпионата Казахстана, не раз становился обладателем Кубка страны. Первое моё чемпионство случилось в 1992 году, когда "Кайрат" играл под руководством тренерского тандема в составе Бахтияра Байсеитова и Курбана Бердыева. В тот год мы впервые выиграли и Кубок Казахстана. Не скажу, что после распада СССР мы на одной ноге выиграли первое место, бывали и сложные игры – все соперники настраивались на "Кайрат" как на последний матч в своей жизни. Однако это не помешало нам оформить чемпионство за два тура до финиша. Тогда в нашем клубе играла целая россыпь казахстанских звёзд – Сергей Волгин, Вахид Масудов, Владимир Нидергаус, Аскар Кожабергенов…

ТРАНСФЕР ЗА СПОРТИВНУЮ ФОРМУ

— В начале 90-х в поисках счастья вы уехали на чужбину…
— После окончания сезона-92 Байсеитов рекомендовал меня в болгарский клуб "Перник". Я отправился туда вместе с начальником клуба Борисом Емелиным, оговорил свой переход, за меня "Кайрат" получил даже игровую экипировку от болгар — едва ли не впервые алматинский клуб получил что-то за уход своего футболиста.

— Во сколько оценили ваш переход?
— Не знаю. В болгарской прессе журналисты оценили тогда стоимость пришедших легионеров. Возле моей фамилии красовалась примерная цифра – 150 000 долларов.

— Как сложилась ваша карьера в Болгарии?
— Болгария тогда, как и многие страны СЭВ, в начале 90-х переживала процесс перехода из социализма в капитализм – рыночная экономика страны только вставала на ноги. У "Перника" были большие финансовые проблемы. Я ни разу не получил зарплату, указанную в контракте. Футболисты ходили без денег, тренеров меняли как перчатки, настроение у ребят было плохое. В итоге мы завершили сезон на предпоследнем месте, "Перник" вылетел из высшей лиги, а я уехал домой.

— К знаменитой ясновидящей Ванге не ходили?
— Не получилось. А сама Болгария мне понравилась. Природа красивая, люди доброжелательные. В те времена все ещё говорили на русском, его болгары учили в средней школе.

С ДВОЙНОЙ НАГРУЗКОЙ

— А как судьба забросила вас в Германию?
— Начальство шымкентского "Достыка" посодействовало в переходе. Пятеро кайратовцев – Сергей Пасько, Вахид Масудов, Дмитрий Огай, Аскар Кожабергенов и я – подписали контракты с клубом третьего дивизиона "Пройзен". Через год я ушёл в другую немецкую команду, где задержался ещё на два года. Получился очень удобный календарь – осенью и зимой я играл в Германии, а весной и летом забивал за "Елимай" и "Кайрат". И там, и там я не проходил предсезонных сборов, ведь практически круглый год оставался в тонусе, играл в футбол без отдыха.

— Наверное, с такой нагрузкой хорошо зарабатывали?
— Больших денег в третьем дивизионе Германии не заработаешь, да и в казахстанских командах в лихие 90-е больших зарплат не было.

— Немецкий язык выучили?
— Причём самостоятельно. Со временем стал свободно разговаривать, правда, сейчас уже немного его забываю. Немецкий мне сильно пригодился, когда я входил в тренерский штаб сборной Казахстана. Тогдашний голландский наставник Арно Пайперс свободно говорил на немецком, я с ним разговаривал без переводчика.

СЕКРЕТЫ ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВА

— Вы играли в футбол до 42 лет. Как вам удавалось держать себя в форме?
— Особых секретов нет. Каждый год хотел вешать бутсы на гвоздь, но руководители клубов уговаривали остаться ещё на один сезон. Так и доигрался до 42-х. Вообще, я всегда щепетильно относился к режиму, вредные привычки обошли меня стороной. К тому же мне повезло, что за карьеру я ни разу не получил тяжёлой травмы.

— Вы и сейчас в играх среди ветеранов можете дать фору любому действующему футболисту…
— (Смеётся). Нельзя резко бросать тренировки – организм даст сбой. Я дважды в неделю тренируюсь со своими ровесниками. Слежу за своей формой. К тому же конституция моего тела не позволяет набрать лишний вес.

УЧИТЬСЯ НИКОГДА НЕ ПОЗДНО

— После окончания карьеры вы выбрали тренерскую стезю. Почему, к примеру, не пошли в арбитры?
— В 42 года мне уже поздно было начинать судить, ведь карьера арбитров заканчивается в 49. Мне всегда импонировала тренерская профессия, хочется передать накопленный опыт молодому поколению. К тому же в своё время я окончил физкультурный институт, имею диплом тренера. Сейчас учусь в Техническом центре ФФК. Надеюсь в скором времени получить лицензию категории PRO.

— Как относитесь к тому, что все тренеры клубов Казахстанской Премьер-лиги должны иметь эту категорию?
— Положительно. Тренерам учиться надо всегда. Футбол не стоит на месте, и казахстанские специалисты должны идти в ногу со временем… В прошлом году я работал в Первой лиге и скажу вам, что её уровень заметно вырос. Федерация футбола сделала верный шаг, сократив количество команд в элите. Тем самым, помимо прочего, значительно усилился и второй по значимости дивизион. Думаю, прошлый сезон был самым сильным в истории первой лиги. Чем выше конкуренция, тем выше класс лиги. Вообще, я бы хотел отметить, что поступательное движение вперёд казахстанского футбола налицо. Посмотрите, Алматы переживает сейчас настоящий футбольный бум. Среди любителей проводятся соревнования на неплохом уровне, в городе, как грибы после дождя, появляются газоны с искусственным покрытием. А если будет массовость, то подпитка профессиональному футболу обеспечена.

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама