Умербек БЕКПОСЫНОВ: Путёвка в жизнь от Николая Старостина

Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №58/22.04.2011)

Гость нашей традиционной рубрики "Золотой фонд", повествующей о тех, кто в своё время ковал славу казахстанского футбола, Умербек БЕКПОСЫНОВ поделился с корреспондентом "Футбольных вестей" воспоминаниями о былом.

НАКАЗ МЭТРА


УМЕРБЕК БЕКПОСЫНОВ

Умербек БЕКПОСЫНОВ в бытность игроком
Фото из архива "Футбольных вестей"


УМЕРБЕК БЕКПОСЫНОВ

Умербек БЕКПОСЫНОВ
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Родился я 10 июня 1938 года в Алма-Ате. Отец преподавал в зооветеринарном институте, а мама работала там же лаборантом. Жили мы на пересечении проспекта Абая и улицы Мира, тогда там стоял длинный барак. В детстве я был подвижным мальчишкой, с утра до вечера бегал на улице. В футбол тогда увлечённо играли все пацаны. Это сейчас в городе трудно найти даже свободный пятачок, а в те времена полян хватало. В 10 лет начал заниматься спортом на стадионе "Динамо". Но не футболом, а боксом. Как и любому мальчишке, хотелось быть сильным и уметь постоять за себя. Однажды, выйдя после тренировки из зала, увидел, что на футбольном поле идёт азартный матч, и остановился как заворожённый. И так мне захотелось выйти на поле, что я попросился к играющим. Но тренер вежливо и корректно сказал мне: "Вы что, молодой человек, с вашим-то ростом?".

— Кстати, а какой он у вас?
— "Метр с кепкой", а точнее – 165 см. А вы знаете, кто был тот тренер?

— Кто?
— Николай Петрович Старостин. В то время он жил в Алма-Ате, в Москве ему ещё было нельзя. Но я, честно скажу, тогда не знал, что это великий Старостин. Зато меня заело – как это так, я не смогу играть в футбол?! И стал я каждый день после тренировки по боксу оставаться у футбольного поля, всем своим видом показывая, как я хочу быть с ними. Так продолжалось неделю, а потом команде надо было играть какой-то матч на стадионе "Спартак". Оказалось, что у них не хватало игроков в запас, и меня, наконец, позвали. В итоге я вышел на поле и отыграл на месте левого защитника весь матч. А ведь ребята в команде соперников были старше меня – 35–36-го годов рождения. Помню, там были братья Помазкины, Леонид Остроушко, Анатолий Колибердин. Тот "Спартак" чемпионом города был, сильная команда. Но я шустрым оказался. После той игры я полностью переключился с бокса на футбол.

— Каким вам запомнился Николай Старостин?
— Знаете, это был Человек с большой буквы. Строгий, но справедливый. Воспитанность и образованность сквозили в каждом его слове и жесте. А сколько поучительных историй мы слышали от него… Много вложил он в нас, своих воспитанников, очень много. Уезжая из Алма-Аты в 1957 году, Старостин сказал тренерам: "Бекпосынова не забывайте, хороший парень".

В "КАЙРАТ" ЧЕРЕЗ СБОРНУЮ

— Как складывалась ваша игровая карьера?
— Тогда много соревнований и турниров было. Играли на первенство города, республики. В октябре 1957 года наша молодёжная сборная выиграла Спартакиаду республик Средней Азии и Казахстана. А в 58-м я оказался в "Кайрате", который тренировал Пётр Григорьевич Зенкин. В основном составе я сразу не закрепился и сезон-59 провёл в карагандинском "Шахтёре". Осенью "Кайрат" под флагом сборной Казахстана поехал на серию товарищеских матчей в Корейскую Народно-Демократическую Республику, где работал тренером наш земляк Андрей Буйерович Чен Ир Сон. Меня тоже пригласили в команду. Четыре игры мы там провели. А в 1966 году сборная КНДР, костяк которой и составили футболисты, с которыми мы встречались, произвела форменный фурор на чемпионате мира в Англии, дойдя до четвертьфинала.

— Удачная игра в том северокорейском турне ускорила ваше возвращение в "Кайрат"…
— Да, так оно и было. В 1960 году "Кайрат" играл в классе А чемпионата СССР. Состав был мощный. В воротах – Анатолий Башкатов, защитники Борис Каретников и Анатолий Федотов, Борис Еркович и Станислав Каминский. В полузащите – Леонид Остроушко, в нападении – Владимир Иванушкин и Олег Мальцев, очень скоростной форвард был. Во втором круге к нам из московского "Динамо" перешёл вратарь Владимир Лисицын. Не захотел он быть третьим в столичном клубе, а нашему здорово помог. Тренировал тот "Кайрат" Николай Яковлевич Глебов. С удовольствием вспоминаю тот прекрасный коллектив.

РЯДОМ СО СТЕПАНОВЫМ

— А каким был защитник Умербек Бекпосынов на поле?
— Тренеры ценили мои бойцовские качества, отмечали цепкость, скорость и прыгучесть. Когда мне давали задание персонально закрыть нападающего соперников, чаще всего я с ним справлялся. Помню, в московском "Динамо" был форвард Урин, парень под два метра ростом. Так он мне прямо сказал: "Сынок, ты куда, против меня, что ли?!" Ничего, не испугал, закрыл я его. А потом, уже после завершения игровой карьеры, в Москве всегда останавливался у него, мы ведь почти ровесники были.

— То есть по поводу своего маленького роста не переживали?
— Совсем нет. Важнее характер, отдача в игре и на тренировках. Вот Борис Кузнецов примерно моего роста, а выступал за сборную СССР. Вот и Леонид Остроушко особыми физическими данными не выделялся, а добился успехов в футболе за счёт характера. Настоящий талант обязательно засверкает. Помню, Тимур Сегизбаев только пришёл к нам, чуть-чуть потренировался и в первом же матче в Минске "Динамо" два гола забил. Но образцом отношения к делу для меня всегда был центральный защитник "Кайрата" Вадим Степанов. На поле он выкладывался целиком и полностью, хорош был и в отборе, и на подстраховке. А на тренировках вкалывал до седьмого пота и нас, тех, кто был помоложе, подгонял. Глядя на Степанова, сачкануть даже желания не возникало.

— А кого из форвардов клубов-соперников "Кайрата" вспомните?
— Особенно сложно приходилось в борьбе с техничными и умными игроками, в первую очередь из тбилисского "Динамо": Михаил Месхи, Слава Метревели, Гиви Чохели, Автандил Гогоберидзе… Как-то играли мы с тбилисцами на предсезонном сборе в Сухуми, так народ на Гогоберидзе ломился, а после матча этого красавца буквально на руках носили. Что и говорить, выбор нападающих в сборную СССР был огромным, потому и команда добивалась успехов. В 1960 году стала чемпионом Европы, в 64-м заняла второе место, а в 66-м на чемпионате мира вошла в четвёрку лучших. Конечно, многое зависело и от тренера. Гавриил Дмитриевич Качалин – умнейшая голова, мудрец!

ШАДИЕВ МОГ СТАТЬ ХОККЕИСТОМ

— Вернёмся к вашей игре в "Кайрате".
— В 1962 году я завершил выступление в алма-атинском клубе из-за травм. Мениски на обоих коленях болели. Под нож я не лёг. Терпел боль, пока мог. Бывало, ударишь по мячу, а мениск выскакивает. Сам научился вправлять его прямо на поле.

— Ого!
— Да, тогда мы подчас сами костоправили, без замен и врачей. Могли и плечевой сустав на место вставить… Когда бегать и полноценно играть стало невозможно, я год передохнул, а с 64-го по 66-й играл за "Металлист" из Джамбула в классе Б чемпионата СССР. А затем и вовсе завершил карьеру игрока. В 29 лет.

— Чем будете дальше заниматься в жизни, думали?
— Сомнений никаких не было, сразу стал тренировать мальчишек. Я получил диплом тренера-преподавателя Института физкультуры, причём два курса учился очно, а потом перевёлся на заочное отделение. Работу начинал в Алма-Ате. В районе аэропорта до сих пор есть стадион "Авиатор". Из моих воспитанников известными футболистами стали Юсуп Шадиев, Николай Объедков, Александр Зайцев.

— Шадиев в детстве выделялся?
— Да, характером напоминал меня. А знаете, Юсуп ведь и в хоккей очень хорошо играл!.. Затем я работал тренером в СДЮСШОР №3 на стадионе "Спутник".

— Но был у вас и период работы в Джамбуле?
— Да, и по времени довольно продолжительный. В южном регионе условия были хорошими, практически всегда зелёная поляна, форма, мячи. Да и коллектив в школе, где директорствовал выдающийся педагог и организатор Евгений Петрович Ротт, сложился отличный. Потому и много выпускников стали хорошими игроками. Из моих назову Ерлана Елеусинова, Нуркена Мазбаева, Мурата Тлешева.

ИСТОРИЮ ЗАБЫВАТЬ НЕЛЬЗЯ

— Сейчас связь с футбольной жизнью не потеряна?
— Ни в коем случае! Мои ученики не дают мне скучать. Работаю тренером-консультантом команды ветеранов "Арлан", которая выступает в чемпионате города. Все мои воспитанники помнят мой день рождения, всегда поздравляют.

— А сыновья ваши футболом занимались?
— Да, но больших успехов не добились. По собственному опыту знаю, что из-под палки невозможно заставить заниматься. У мальчишки должны гореть глаза, присутствовать огромное желание и полная самоотдача. Сколько я видел нераскрывшихся впоследствии талантов, пытался через родителей повлиять, но… Вспоминаю, как именно любовь к футболу прививал нам Николай Петрович Старостин. Умение вкалывать на тренировках, соблюдать режим, а значит, отказываться от многих житейских соблазнов – не всем молодым парням это под силу.

— Вы вошли в список почётных ветеранов, которым Федерация Футбола Казахстана выделила пожизненную стипендию. Приятно было?
— Конечно, и дело даже не в деньгах. Важнее внимание и забота, то, что про нас не забывают. На все матчи национальной сборной в Алматы нас приглашали. Помимо ярких впечатлений от игр, важно и то, что мы общались друг с другом, нас ведь всё меньше и меньше остаётся. Вы вот приехали, и я вспомнил молодость, да и всю свою жизнь. Если молодым будут интересны мои воспоминания, буду очень рад. Это и есть преемственность поколений, ведь историю забывать нельзя!

Золотой фонд

Мемориал

Реклама