Сеильда БАЙШАКОВ: "Я - счастливый человек"

Ельсиар КАРИМОВ ("Футбольные вести", №42/3.09.2010)

Сеильда Байшаков – гордость казахстанского футбола. В 70-е годы его имя гремело на весь Казахстан, его знали во всём Советском Союзе. Воспитанник джамбульского футбола сделал яркую карьеру в алма-атинском "Кайрате". Цепкий защитник был кумиром республики, многие годы капитанствовал во флагмане отечественного футбола. На рубеже веков его признали лучшим футболистом Казахстана XX столетия. Сегодня Сеильда Икрамович успешно трудится на посту вице-президента Федерации Футбола Казахстана. 28 августа 2010 года легендарному Байшакову исполнилось 60.


СЕИЛЬДА БАЙШАКОВ - ИГРОК СБОРНОЙ СССР

Сеильда БАЙШАКОВ - игрок сборной СССР
Фото из архива "Футбольных вестей"


СЕИЛЬДА БАЙШАКОВ - КАПИТАН

Даже сейчас, играя за ветеранов, Сеильда БАЙШАКОВ выходит на поле с капитанской повязкой
Фото - Эдуард ГАВРИШ
СЕИЛЬДА БАЙШАКОВ - ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ФФК

С августа 2007 года Сеильда БАЙШАКОВ является вице-президентом ФФК
Фото - Никита БАСОВ

 
— Кроме футбола, других увлечений у меня не было, – вспоминает юбиляр. – Как и многие, начинал играть на улице, в дворовый футбол. Моя семья была спортивной – отец в 1949 году вернулся из армии и играл за местную команду. Мой дядя Сейтжан выступал на позиции форварда в джамбульском "Металлисте", а в 1967 году его пригласили в алма-атинский "Кайрат". Сейтжан Байшаков был кумиром не только для меня, но и для тысяч джамбульских мальчишек. По игре его сравнивали с великим футболистом московского "Торпедо" Эдуардом Стрельцовым.

— Почему именно в Джамбуле появлялось так много ярких футболистов?
— Потому что у нас отлично работала спортивная школа, которую возглавлял Евгений Петрович Ротт. Из нашей школы вышли такие известные игроки, как Евгений Кузнецов, Ваит Талгаев, Антон Шох, Виктор Катков, Вахид Масудов, Дмитрий Огай.

— Говорят, Евгений Ротт был сильным тренером…
— Он был отличным педагогом и замечательным тренером.

— Был ли у вас другой выбор, кроме футбола?
— После окончания спортивной школы я два года играл на первенство области. Потом меня пригласили в местную команду "Алатау". Помню, когда получил приглашение на учебно-тренировочные сборы, мне выдали футбольную экипировку – для 17-летнего мальчишки в то время это было пределом мечтаний. "Адидаса" тогда и в помине не было, мне выдали костюм и кроссовки из Чехословакии. Моя первая зарплата была 102 рубля. Именно тогда пришло понимание, что в футболе можно зарабатывать.

— На что потратили первую зарплату?
— Отдал родителям. Семья у нас была большая, жили не очень зажиточно. Нас воспитывали так, что нужно отдавать деньги родителям.

— Как попали в алма-атинский "Кайрат"?
— В 1969 году сборная республики выступала под руководством Бориса Каретникова. В этой команде были собраны лучшие молодые футболисты из разных команд. Помню, мы провели несколько матчей со сборной Узбекистана – на выезде и дома. Первый матч в Джетысае выиграли со счётом 2:1, ответный тоже выиграли – 1:0. Третий матч был международным. Играли на Центральном стадионе Алматы против команды из Кошице. У нас была сильная сборная, и мы одержали победу. На стадионе присутствовал главный тренер "Кайрата" Сан Саныч Севидов. Ему понравилась моя игра, и в ноябре я получил приглашение в "Кайрат". К тому времени Севидов возглавил киевское "Динамо", а алма-атинский клуб принял Виктор Георгиевич Корольков.

— Как вас приняли в новом коллективе?
— Непросто было. В то время в "Кайрате" играли такие мастера, как Владимир Асылбаев, Валентин Дышленко, Борис Ищенко, я ещё застал Анатолия Федотова. Обычно предсезонные сборы "Кайрат" проводил в грузинском городке Леселидзе близ Чёрного моря. Команда была поделена на два состава – молодёжный и взрослый. На правах новичка я тренировался с молодёжным составом, где были Бауржан Баймухамедов, Владимир Кисляков, Фарид Хисамутдинов и другие. Однажды "Кайрат" играл в Адлере товарищеский матч с "Зарёй" из Ворошиловграда. Корольков решил попробовать меня на месте центрального защитника. Эта игра и предопределила мою дальнейшую судьбу. Я сыграл два тайма, уверенно действовал в обороне, мы одержали победу – 1:0. После того матча я влился в основной состав "Кайрата".

— Приходилось ли действовать на другой позиции?
— В детстве был нападающим, но мог также играть и в обороне. Мог отдать точный пас, прицельно пробить – эти навыки я получил в детской спортивной школе. Откуда умение бить издали? Наверное, уличный футбол помог! С детства уделял серьёзное внимание технике удара.

— Помните первый официальный матч за "Кайрат"?
— В 1971 году меня поставили в стартовый состав на матч с ленинградским "Зенитом". 8 апреля стояла пасмурная погода, но Центральный стадион, помню, был набит битком. Наша команда выиграла 3:1.

— Кто вам помогал освоиться в "Кайрате"?
— Олег Долматов. Мы жили с ним в одном номере на футбольной базе. Вся помощь шла от него. Авторитет этого опытного игрока был в коллективе непререкаем. Его поддержка сильно помогла мне на первых порах.

— За период вашего выступления в "Кайрате" сменилось немало тренеров. С кем из них вам работалось комфортнее?
— Каждый наставник перестраивал тактику игры, и нам всем тоже приходилось адаптироваться. Тёплые воспоминания остались от работы с Виктором Корольковым, который помог мне адаптироваться в основе, затем – с тандемом Каминский – Сегизбаев. Они давали мне играть и в то же время импровизировать на поле, доверяли мне и даже советовались со мной по многим вопросам.

— Именно Станислав Каминский и Тимур Сегизбаев рекомендовали вас в национальную сборную СССР?
— Это так. В апреле 1977 года мы играли с московским "Динамо" на выезде, на том матче присутствовал главный тренер сборной СССР Никита Симонян. Ему понравилась моя игра, после того матча я собрал вещи и поехал на базу в Новогорск, где базировалась национальная команда.

— Наверняка в тот момент вас переполняли особые чувства?
— К тому времени я был уже опытным футболистом, четыре последних сезона носил капитанскую повязку в "Кайрате". Большого удивления не было, в душе я был готов к этому, многих игроков знал ещё по молодёжной сборной СССР. В тогдашней главной команде Советского Союза было собрано много известных футболистов – в воротах стоял Юрий Дегтярёв, в защите играли Олег Долматов, Евгений Ловчев, в полузащите – Леонид Буряк, Давид Кипиани, Владимир Трошкин, в атаке – Олег Блохин. Они все простые в общении ребята. Я сразу сдружился с Владимиром Фёдоровым из ташкентского "Пахтакора".

— Из четырёх матчей за сборную СССР вы сыграли в двух отборочных играх чемпионата мира против сборных Греции и Венгрии, которые были проиграны…
— Я играл практически с чистого листа. В Будапеште действовал в паре с Шотой Хинчагашвили, а в Салониках – с Олегом Долматовым. В гостевой игре с Грецией (0:1) единственный гол забил нам Папаиоанну. Я всю игру действовал неплохо, но стоило мне упустить греческого форварда, как он забил красивый гол. Это при том, что Никита Павлович Симонян поручил мне играть лично против Папаиоанну. После игры спортивная газета "Советский спорт" поставила моей игре оценку "удовлетворительно".

— Могли бы дольше задержаться в сборной СССР?
— Мяч круглый, поле ровное. Видимо, тогда Греция и Венгрия были лучше готовы к тем играм. Но я себя не виню. Всё, что мог, я сделал.

— Поступали ли к вам приглашения от других клубов?
— Были такие. В 1971 году я и Олег Долматов были военнообязанными. Нас хотели забрать в московское "Динамо", чтобы там мы проходили службу. "Кайрат" отпустил Долматова, а спорткомитет написал письмо с просьбой оставить молодого футболиста Байшакова в Алма-Ате.

— Не пожалели, что не уехали в Москву?
— Вовсе нет. Я был патриотом "Кайрата". Почему наш клуб не смог претендовать на более высокие места? Да потому, что была большая текучесть кадров. Как только мы проведём удачный сезон, так сразу ведущие московские клубы забирают наших солистов. Сергей Волгин подался в московский "Спартак", Сергея Стукашова и Олега Долматова забрали в московское "Динамо", Александра Хапсалиса увезли в "Динамо" киевское. Каждый раз нам приходилось собирать новую команду.

— С кем быстрее всего находили общий язык на поле?
— С Александром Жуйковым и Николаем Осяниным. Последний был грамотным и опытным игроком, прошедшим школу московского "Спартака" и сборной СССР. А Саша Жуйков был бесстрашным футболистом, цепким и жёстким защитником. Ещё хотел бы отметить своего одноклубника Ваита Талгаева.

— А против какого нападающего игралось тяжелее?
— В каждой команде были яркие личности в атаке. Если взять киевское "Динамо", то там прекрасно действовал в нападении Анатолий Шепель. Московское "Динамо" – Владимир Козлов, ташкентский "Пахтакор" – Владимир Фёдоров, донецкий "Шахтёр" – Виталий Старухин, львовские "Карпаты" – Янош Габовда.

— От кого вам досталась капитанская повязка?
— От Сергея Рожкова. У нас в "Кайрате" капитана не назначали, его избирал коллектив. Каждый год перед сезоном футболисты тайным голосованием выбирали того, кто будет носить капитанскую повязку. На протяжении семи сезонов подряд ребята доверяли эту ответственность мне. Через капитана решались все вопросы – иногда приходилось разговаривать с руководством от имени команды, а порой после поражений приходилось "идти на ковёр".

— Какой матч оставил самые неприятные воспоминания?
— В матче против донецкого "Шахтёра" я персонально действовал против Старухина. При подачах с флангов мяч перелетал через нашу оборону, и Старухин, дежуривший позади защитников, регулярно выходил один на один с нашим вратарём. Забить, правда, не мог. Однажды с фланга ему вновь забросили мяч на ход, и в этот момент моя рука невольно потянулась к мячу. До сих пор не могу понять, почему так поступил. Судья назначил пенальти, "Шахтёр" забил, и мы проиграли – 0:1.

— Вы забили за "Кайрат" 11 голов. Семь в высшей лиге чемпионата СССР и четыре – в первой. Помните свой гол-красавец в ворота ереванского "Арарата"?
— Я дважды забивал этой команде. Первый – замкнув подачу головой, мяч после моего удара влетел в девятку. А второй – ударом метров с сорока.

— Болельщики носили ту команду на руках…
— Стадион на домашних играх "Кайрата" всегда был полным. Перед матчами улица Абая перекрывалась, нам приходилось проезжать до стадиона на автобусе через живой коридор болельщиков. После победных игр болельщики провожали наш автобус до знаменитого алма-атинского перекрёстка – Тёщина языка.

— Когда поняли, что пора уходить из футбола?
— В 1979 году главный тренер "Кайрата" Игорь Волчок персонально ставил меня против молодых нападающих. Мне было непросто по всему полю бегать за ними. К тому же тогда существовало расхожее мнение – если футболисту за 30, ему пора завершить карьеру. Правда, многие футболисты после тридцати уходили в клубы первой и второй лиги. Я тоже очень хотел поиграть ещё два-три года. В 1981 году мне пришло приглашение от ташкентского "Пахтакора", где работал Иштван Секеч. Кроме того, приглашали в карагандинский "Шахтёр", мог также уехать и в родной Джамбул. Однако руководство спорткомитета запретило мне играть в другой команде, там за меня решили, что мне нужно переходить на тренерскую работу. Меня направили в Москву на тренерские курсы, потом работал тренером-селекционером в "Кайрате".

— Вы довольны своей карьерой футболиста?
— Доволен. Но вот в карьере тренера сильно разочаровался, потому что те конфликты с руководством спорткомитета серьёзно повлияли на мою тренерскую деятельность. Не буду называть фамилии людей, которые не дали мне работать. Но факт остаётся фактом – мне не дали раскрыться как тренеру.

— Где вы трудились потом?
— В 90-х годах мы создали акционерное общество "Кайрат". Я работал вице-президентом по спортивным вопросам. После распада АО четыре года возглавлял ассоциацию мини-футбола. Затем работал в Департаменте сборных Федерации Футбола, а сейчас тружусь на посту вице-президента ФФК. Можно сказать, прошёл практически все ступени функционера – возглавлял Департамент детско-юношеского футбола, год работал в судейском корпусе. Без футбола не представляю своей жизни.

— Чем был интересен для вас мини-футбол?
— Раньше ассоциация мини-футбола была отдельной организацией. Когда мы начинали работать, в высшей лиге играли 20 команд почти из всех регионов страны. Многие города выставляли по несколько команд. В Астане было три команды, в Алматы – две. Словом, в Казахстане был настоящий мини-футбольный бум! Чемпионат был интересным, всегда собирались полные трибуны, а сборная страны завоевала путёвку на чемпионат мира в Гватемалу.

— Ваша тёща – знаменитая оперная певица, народная артистка СССР Бибигуль Тулегенова…
— Она для меня как вторая мама. Бибигуль Ахметовна всегда переживала за мои успехи в футболе. Я её очень люблю и уважаю. Моя супруга Марьямгуль тоже работала в Театре оперы и балета имени Абая. Я раньше часто посещал спектакли.

— 28 августа вам исполнилось 60 лет. Какие ощущения испытываете в этом возрасте?
— Я не чувствую свои годы. Могу сказать, что я – счастливый человек, потому что могу заниматься своим любимым делом спокойно, добросовестно и честно. Чувствую, что руководство Федерации Футбола Казахстана оказывает мне поддержку, я полностью разделяю политику президента ФФК Адильбека Джаксыбекова, направленную на развитие нашего отечественного футбола. У меня есть интерес к работе, меня окружают коллеги, с которыми у меня полное взаимопонимание.

***

Ахметжан ЕСИМОВ, аким города Алматы:
— Хотя мы с Сеильдой ровесники, он для меня всегда являлся звездой. Долгие годы Сеильда Байшаков являлся капитаном лучшей команды республики, выступал в национальной сборной СССР, в футболе он достиг всех возможных высот. Тогда в 60-е, 70-е годы футбол объединял нашу республику, воспитывал патриотизм. Желаю вам, Сеильда Икрамович, крепкого здоровья, счастья и успехов! Позвольте вручить вам высшую награду, которой я могу вас наградить – грамоту акима города Алматы.

Михаил ВЕРГЕЕНКО, вице-президент Федерации футбола Беларуси:
— Хочу от имени белорусской федерации и от себя лично, так как я вместе с ним играл в футбол, искренне поздравить Сеильду Байшакова с 60-летием! Пусть он как можно дольше работает в футболе, потому что его судьба связана с этим видом спорта неразрывно. Байшаков – одна из самых больших футбольных величин в Казахстане.

Александр ХАПСАЛИС, полузащитник "Кайрата" в 1973–1975 гг.:
— Поздравляя Сеильду Икрамовича с юбилеем, хочу передать ему привет от своего отца, который тоже был связан со спортом. Байшаков, защищавший цвета "Кайрата" и сборной СССР, был цепким, надёжным защитником, обладал необыкновенной прыгучестью. Когда я перешёл из "Кайрата" в киевское "Динамо", многие мои новые одноклубники испытали на себе, как сложно им было играть против Сеильды Байшакова. Уверен, в Казахстане его продолжают любить и ценить. Желаю ему как можно дольше сохранять ту прекрасную форму, в которой он находится сейчас, долгих лет жизни, чтобы он мог радовать болельщиков в турнирах среди ветеранов.

Фанас САЛИМОВ, защитник "Кайрата" в1983–1991 гг.:
— Юбиляра, дай бог ему здоровья, я застал в "Кайрате" в 1981 году, тогда я был ещё дублёром. При всём своём авторитете он очень тепло относился к нам, молодым игрокам, был настоящим образцом игры в обороне. Затем, когда он стал тренером, я год работал под его руководством в дубле. Могу сказать о нём только самые хорошие слова.

Тимур СЕГИЗБАЕВ, нападающий "Кайрата" в 1958–1970 гг.:
— Сеильда Байшаков – мой воспитанник. В годы, когда я работал тренером в кызылординском "Автомобилисте", хотел забрать его к себе в команду, но порекомендовал его в "Кайрат" Сан Санычу Севидову. С тех пор он начал играть в "Кайрате", здорово влился в коллектив. Сеильда, по своей природе очень гибкий и прыгучий, был ещё и очень умным защитником, к тому же мог первым пасом начать атаку на ворота соперника. В то время он был игроком новой формации. Со своим коллегой Станиславом Каминским я рекомендовал Байшакова в национальную сборную СССР, за которую он провёл несколько официальных матчей. В 70-е годы "Кайрат" здорово играл в высшей лиге союзного чемпионата, а Байшаков был ключевым звеном в том коллективе.

Олег ПЕЧЕНИК, директор Центрального стадиона Алматы:
— Приятно осознавать, что на арене нашего стадиона раньше играл Сеильда Байшаков. Больше двухсот игр провёл он за алма-атинский "Кайрат", став значимым футболистом для нашей республики. Он был моим главным тренером в команде "Акканат" посёлка Узын-Агаш. Всегда порядочный и скромный человек, он многому меня научил. Наша дружба сохранилась до сих пор. Сеильда Байшаков и Куралбек Ордабаев оказали мне большую поддержку, когда я баллотировался в городской маслихат. Уверен, что скромность и порядочность юбиляра всегда останутся при нём. Ещё бы мне очень хотелось, чтобы, когда будет презентация нового поля в Алматы, Сеильда Икрамович провёл бы мастер-класс для мальчишек. У молодого поколения есть чему поучиться у легендарного капитана "Кайрата".

Михаил ГУРМАН, директор НФЛ, нападающий "Кайрата" в 1975–1980 гг.:
— Сеильду Икрамовича я знаю больше 35 лет, играл с ним в одном клубе, а после окончания футбольной карьеры работали вместе. Мало того, что он признан лучшим игроком Казахстана XX столетия, он ещё и прекрасный человек, у него просто нет недостатков. Нынешнему поколению нужно брать с него пример, в нём заложено всё самое лучшее, что может быть в человеке. От души поздравляю его с юбилеем как младший брат, как его коллега. Хотел бы, чтобы все футболисты, которые заканчивают играть, достигали затем таких же высот, как Сеильда Байшаков.

Павел НОВИКОВ, вице-президент НОК Казахстана:
— Байшакова знаю давно, мы с ним работали в команде "Кайрат". Могу сказать, что ему присущи удивительные человеческие качества. Он очень скромен по жизни, так уж он воспитан. Мне это его качество всегда импонировало. У меня с юбиляром сложились приятельские отношения. Знаю, он недавно похоронил свою супругу, ему было очень тяжело. Хочу пожелать ему большого терпения, чтобы он дожил до тех дней, когда национальная сборная Казахстана будет играть в финальной части чемпионата мира. Хочу, чтобы он стал свидетелем успеха казахстанского футбола.

Владимир ГУЛЯМХАЙДАРОВ, полузащитник "Торпедо" (Москва) в 1968–1972 гг.:
— В бытность футболистом Байшаков представлял собой великолепного центрального защитника, грамотно выбирал позицию на поле, отлично играл головой. Он был настоящим мотором алма-атинского "Кайрата" в 70-е годы. При нём команда добивалась громких побед. Вызывался он и в сборную СССР. Большие футболисты не бывают плохими людьми. Где бы Сеильда Икрамович ни работал, он всегда оставался Человеком с большой буквы. Могу пожелать ему только одного – здоровья! Чтобы он ещё много-много лет работал на благо казахстанского футбола.

Александр УБЫКИН, вратарь "Кайрата" в 1975–1988 гг.:
— Сеильда Байшаков – порядочный во всех отношения человек. Игрок он был высокого класса, прекрасно играл головой, превосходно читал игру соперника. Не зря же он вызывался в сборную СССР. Это большое достижение для футболиста того времени. Мы с ним близко не дружили, но он всегда был корректен в отношениях с одноклубниками. Никогда не слышал, чтобы он повысил голос на кого-то.

Юсуп ШАДИЕВ, защитник "Кайрата" в 1974–1985 гг.:
— Сеильда Байшаков – прекрасный человек и футболист. Играя с ним в "Кайрате", я многое у него почерпнул. С ним приятно было играть в обороне, подсказывал он очень своевременно. Посмотрите, как сегодня играет капитан лондонского "Челси" Джон Терри. Вот так же играл Байшаков. В Казахстане таких легендарных личностей можно пересчитать по пальцам одной руки, это гордость казахстанского футбола. В то время попасть в сборную СССР – это дорогого стоило. В 70-е годы ему намекали из Москвы, что если он переедет в один из столичных клубов, то будет стабильно выступать за сборную. Но он не уехал, а, будучи истинным патриотом своего клуба, остался в "Кайрате".

Бибигуль ТУЛЕГЕНОВА, народная артистка СССР:
— Я не считаю его своим зятем, он мне как сын. Вот уже долгие годы наши семьи идут рука об руку. Помню, когда он начинал как молодой дублёр в "Кайрате", затем сделал себе имя, теперь он уважаемый человек. За пределами футбольного поля он очень добрый, ласковый, очень сильно любит своих внуков. Здоровья ему сейчас надо, чтобы и дальше продолжать работать на благо казахстанского футбола. Его 60-летний юбилей – это не только праздник нашей семьи, но и всей республики, ведь Сеильда Байшаков – лицо казахстанского футбола! Я всегда была почитателем "Кайрата". Не ходила на домашние матчи "Кайрата", так как я очень импульсивный человек, но по телевизору всегда бурно переживала за выступления команды Сеильды. Его часто можно встретить в нашем Театре оперы балеты имени Абая. К примеру, в прошлом году он был гостем на вечере, посвящённом моему 80-летнему юбилею. Мы друг друга всегда поддерживаем!

Кайрат АДАМБЕКОВ, руководитель Технического центра ФФК:
— Знаю юбиляра больше 45 лет. Помню, когда он ещё только пришёл в "Кайрат", выступал за юношескую сборную Казахстана. С тех пор знаю Сеильду как хорошего игрока, как надёжного друга. Он очень ценит дружбу, всегда порядочный и примерный семьянин. Недавно у него скончалась жена – звезда оперного театра. Но он не сломался, стал много над собой работать. Ни один турнир не проходит без Сеильды Икрамовича. Его любовь к футболу и к жизни – настоящий пример для подражания молодому поколению. В Федерации Футбола мы работаем с ним с 2006 года. В тот период я возглавлял НФЛ, а он занимался детско-юношеским футболом. Мы с ним не один день совещались, как возродить славу старого турнира "Кожаный мяч". Благодаря его авторитету нам удалось в кратчайший срок найти серьёзных спонсоров для проведения самого массового детского турнира "Былгары Доп". Сеильда Байшаков умеет найти общий язык с любым человеком. На посту вице-президента Федерации Футбола он курирует развитие массового футбола, занимается ветеранами. Желаю ему, прежде всего, здоровья! Хотелось бы, чтобы и через десять лет он оставался таким же, как и сейчас.

Диас ОМАРОВ, спортивный комментатор:
— Будучи футболистом "Кайрата", Сеильда Байшаков был настоящим профессионалом своего дела. Он всегда ответственно готовился к матчам. Помню, его пригласили в сборную СССР и поставили на тяжелейшие гостевые матчи против сборных Венгрии и Греции. В то время я готовился к Олимпиаде-80 в Москве, и главный тренер сборной СССР Никита Павлович Симонян сказал, что по игре у него не было претензий к Байшакову. Как-то я комментировал по телевидению домашний матч "Кайрата" против донецкого "Шахтёра". В той игре он сыграл рукой, заработал пенальти в наши ворота. В конце эфира упомянул, что гол был забит после ошибки защитника Сеильды Байшакова. А в следующем туре Байшаков забил потрясающий гол ереванскому "Арарату" ударом метров с сорока… Он был настоящим лидером команды. Считаю, его справедливо назвали лучшим казахстанским футболистом XX века. Желаю ему крепкого здоровья и неиссякаемого оптимизма!

Куралбек ОРДАБАЕВ, вратарь "Кайрата" в 1971–1981 гг.:
— С Сеильдой Байшаковым мы оказались в "Кайрате" в один год – он приехал из Тараза, а я – из Шымкента. С тех пор мы с ним жили и играли 12 лет в одном коллективе. При поддержке таких опытных футболистов, как Сергей Рожков, Юрий Сёмин, Николай Осянин, мы с Сеильдой быстро выросли в профессионализме. Байшаков всегда имел непререкаемый авторитет в клубе, каждый год одноклубники избирали его капитаном. Он был единственным игроком коренной национальности среди приглашённых в сборную СССР. Мне было спокойнее стоять в воротах, зная, что в защите играет Сеильда. Знал его маневры и характер игры. Когда мяч был у него, я всегда был спокоен, так как был уверен, что он не допустит ошибки. При этом он умел забивать такие красивые голы! Теперь ему исполнилось 60. Многие годы он отдал футболу, играл так же ярко, как и в 60-е его дядя Сейтжан. Сеильда оставил яркий след в истории казахстанского футбола. Мы с ним тесно дружим по сей день, раз в неделю (у нас есть такая традиция) рано утром в воскресенье ходим с ним и с друзьями в баню "Арасан". В день юбилея пожелаю ему здоровья. В 60 лет к человеку приходит настоящая мудрость. Думаю, он ещё многому научит молодое поколение.

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама