Берик АРГИМБАЕВ: "В футболе нужен характер!"

Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №74/23.12.2011)

Этого известного казахстанского футболиста и тренера уважают практически все коллеги и высказываются о нём только положительно. И хотя нынешний гость нашей традиционной рубрики "Золотой фонд" Берик АРГИМБАЕВ в своей спортивной карьере больших успехов не добивался, однако ему есть что вспомнить…

"БЛОШКА" КОЗЕЛЬКО


БЕРИК АРГИМБАЕВ

Берик АРГИМБАЕВ
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Родился я 15 января 1957 года в Караганде, хотя считаю себя алматинцем. Дело в том, что мой отец после окончания юридического факультета КазГУ получил назначение и несколько лет служил следователем в Караганде, а потом вернулся в родной город. Мама всю жизнь работала продавцом в ЦУМе, а сейчас на пенсии. Жили мы в верхней части города, название улицы – Садовая – говорит само за себя, а учился я в средней школе №48 на проспекте Ленина, которая хоть и не имела статуса специализированной, но по праву считалась спортивной. В моём классе учились ребята, которые занимались лёгкой атлетикой и фехтованием, горными лыжами и борьбой. Ну а я выбрал футбол. Особо отмечу – благодаря Нурману Атантаеву. Он играл сначала в классе Б за команду АДК, а затем выступал в "Кайрате". Мы ходили и болели за нашего соседа. Сам я записался в футбольную школу АДК в 12 лет.

— Кто был вашим первым тренером?
— Георгий Козелько. У него я делал первые шаги в футболе и дорос до уровня команды мастеров. Запомнилась первая тренировка у Георгия Алексеевича, когда он учил нас зашивать мячи тремя разными способами. Он совершенно искренне был убеждён, что если ты не умеешь этого делать, то и не быть тебе футболистом. А вообще, Козелько был тренер от бога, ведь скольких мастеров воспитал! А брал-то к себе практически всех мальчишек, никого не отсеивал на просмотре. Отбор начинался позже – по моральным и физическим качествам. Было у Георгия Алексеевича одно упражнение под названием "блошка". Необходимо было прыгать на одной ноге, коленом доставая до груди, сначала на месте, а потом в движении. Новички, как правило, долго не выдерживали и слышали реплику тренера: "А, слабак!" Тем самым Дед, как мы его между собой называли, давал понять, что твоя физподготовка оставляет желать лучшего.

Отдавался Козелько работе без остатка, потому что самозабвенно любил детей. Мы видели, как к нему с поздравлениями на день рождения приходили выдающиеся его воспитанники. Тимур Сегизбаев, к примеру. Авторитет Козелько был непререкаемым, он был очень душевным человеком и замечательным педагогом. Дед умел сплотить коллектив. Выезжали на учебно-тренировочный сбор на Иссык-Куль и жили не как все, а ближе к горам – в палатках. А где-нибудь на турнире обязательно выезжали на рыбалку. И у костра под уху Георгий Алексеевич рассказывал интересные истории и притчи. Так что у Козелько мы получали не только футбольные знания и навыки, но и жизненные уроки.

ВО ВТОРОЙ ЛИГЕ ЧЕМПИОНАТА СССР

— Что было после окончания школы?
— Тот же дядя Нурман в 1974 году порекомендовал меня в команду "Енбек" из города Никольский (ныне Сатпаев) Джезказганской области. Клуб выступал во второй лиге чемпионата СССР и считался крепким орешком. В коллективе играли мастеровитые футболисты возрастом около и за 30 лет, а главным тренером работал замечательный экс-кайратовец Анатолий Терентьевич Ченцов. Он примерно месяц ко мне присматривался на тренировках, потом стал выпускать на замену.

— На какую позицию?
— Номинально я считался нападающим. В детстве, как и все, рвался вперёд, забивать. Но со временем стал играть ближе к середине поля – под нападающими или оттянутого форварда. Разыгрывать комбинации и отдавать голевые передачи мне доставляло огромное удовольствие. Сказалась и школа Козелько – культуру паса он нам привил. Команда "Енбек" выступала в девятой зоне второй лиги, а это Средняя Азия, Казахстан и Дальний Восток. Одни многочасовые перелёты чего стоили! Меня, молодого, как и положено, загружали по уши, за сумками и сетками с мячами и головы не видно было. Но всё было в радость и в охотку, в том числе и посмотреть разные города огромной страны – СССР.

ПРЕДЧУВСТВИЯ ЕГО НЕ ОБМАНУЛИ

— Когда получили приглашение в "Кайрат"?
— В 1977 году. "Кайрат" тогда возглавлял тандем наставников – Станислав Францевич Каминский и Тимур Санжарович Сегизбаев. Но, получив приглашение, я, честно говоря, засомневался и обратился к Ченцову: "Анатолий Терентьевич, не рановато мне? Я ведь и у вас ещё толком не заиграл…" Но вызов в главную команду республики тогда даже не обсуждался. В результате я пробыл в дубле "Кайрата" у Владимира Андреевича Скулкина четыре года. А с приходом на пост главного тренера Игоря Семёновича Волчка, так и не пробившись в основу, после сезона-80 покинул клуб.

— Теперь, спустя годы, даже десятилетия, можете назвать причины – почему не заиграли?
— Сложный вопрос (вздыхает), и трудно дать на него однозначный ответ. С одной стороны, пробиться в основу "Кайрата" в то время было чрезвычайно сложно – конкуренция существовала острая. Практически все проходили через сито дубля. Хотя были и исключения из правил. К примеру, Владимир Никитенко вместе со мной пришёл в команду (он приехал из Ашхабада). Так вот Никитенко, мой ровесник, практически сразу закрепился в основе. Наверное, за счёт огромного желания и работоспособности. У меня же не получилось. Помните мои опасения? Скорее всего, они были правильными – мне бы ещё годик-другой поиграть во второй лиге, созреть и заматереть… Ну и, честно говоря, свою роль сыграл и другой фактор. Алма-Ата, мой родной город, порой отвлекал от футбола.

— Режим нарушали?
— Случалось. Вокруг много друзей, гуляли по молодости… Пожалуй, не хватило и мотивации для того, чтобы выдержать конкуренцию. В какой-то момент снизил планку уровня требований к себе самому.

"КАЙРАТ" – "ТРАКТОР" – "ШАХТЁР"

— А с кем из футболистов той команды дружили?
— С Борисом Джумановым. Мы с ним из одного района и школы. Правда, Боря на два года младше. Общались с детства и пронесли дружбу через годы. Вот у Джуманова характер оказался покрепче, он дольше бился за право попадания в основу "Кайрата", хотя Бориса часто преследовали травмы. Ну а мне довелось жить в одном номере с теми, кто раньше были кумирами – Куралбеком Ордабаевым и Сеильдой Байшаковым!.. Когда Волчок начал серьёзные кадровые перестановки в "Кайрате", пришло много новых футболистов, а меня, Бориса Евдокимова, Михаила Гурмана и Фарида Хисамутдинова Виктор Григорьевич Веретнов пригласил в павлодарский "Трактор".

— Судя по именам, боеспособный коллектив сложился в Павлодаре…
— Так и было. Чуть раньше в Павлодар перешёл из "Кайрата" ещё и Владимир Чеботарёв. В общем, "Трактор" с ходу победил в девятой зоне второй лиги чемпионата СССР, а в стыковых матчах обыграл "Торпедо" из Тольятти и вышел в первую лигу союзного чемпионата. По тем временам это был большой успех. Правда, я в ней не сыграл – уехал в Караганду.

— Почему?
— Интересный вопрос… Опять вроде бы получается, что, не выдержав конкуренции, не пошёл на повышение (смеётся). На самом деле предложили хорошие условия в "Шахтёре", хотя тогда зарплата не была столь большой, как сейчас. Понравился мне и главный тренер Серик Мейранбекович Аширбеков, только что окончивший ВШТ в Москве. А может, потянуло в город, где я родился?.. В любом случае команда у нас сложилась хорошая, назову только имена Петра Асылбаева и Николая Игамбердиева. "Шахтёр" дважды побеждал в восьмой зоне второй лиги чемпионата СССР, но в стыковых матчах уступал – сначала "Спартаку" из Орджоникидзе, а затем кемеровскому "Кузбассу". Тогда ведь, не секрет, ситуация "регулировалась" Москвой. Когда мы бились с "Кузбассом", в котором, кстати, играл выдающийся бомбардир Виталий Раздаев, нам дали понять, что угольный бассейн Кемерово в СССР значит больше, чем карагандинский. Так что вам, ребята, ещё годик надо подождать…

ИЗ ТАЛДЫКОРГАНА В МАЛАЙЗИЮ

— Вы в "Шахтёре" какую роль играли?
— Не стоит переоценивать мою скромную персону (улыбается). Хотя и забивал прилично. В "Тракторе", где тогда лучшим бомбардиром стал Владимир Чеботарёв, да и Михаил Гурман наколотил немало мячей, на моём счету было 12 голов. А в "Шахтёре", где-то прочитал недавно, вхожу в десятку лучших бомбардиров в истории клуба. Но мне, как я уже говорил, больше импонировала комбинационная игра, и голевой передаче радовался порой даже больше, чем забитому мячу.

Между прочим, в "Кайрат" меня звали ещё два или три раза, но я уже отказывался. Опережаю ваш вопрос, почему, и отвечаю. Считал, наверное, что в одну и ту же реку дважды не ступишь, да и в Караганде всё устраивало. Хотя вот сейчас, в ходе нашей беседы, начинаю сам для себя анализировать ситуацию, и вот какой вывод напрашивается. Наверное, мне не хватило характера. Не в жизни, а в спорте. Ведь конкуренция подразумевает и жёсткость, а порой и жестокость. А я всё же по складу души человек, пожалуй, добрый и мягкий.

В "Шахтёре" я играл по 1987 год, а потом перешёл в талдыкорганский "Жетысу". Недавно на 60-летнем юбилее Александра Николаевича Мазманьяна я пошутил: "Все помнят вас как форварда и судью, а я ещё и тренером в "Жетысу". Да, застал я Николаевича там в качестве второго тренера. Но в Талдыкоргане я играл с перерывами, где-то давал себе поблажки, родной город ведь рядом, больше внимания уделял семье. Но запаса сил и мастерства хватало. А в 1990 году поступил запрос из Малайзии, и Тимур Сегизбаев рекомендовал вратаря из Семипалатинска Булата Раисханова и меня в клуб, который бился за право выхода в высший дивизион. Я, в то время уже 33-летний футболист, не стал отказываться от возможности заработать валюту. Помню, что тогда скопил примерно пять тысяч долларов и купил первую машину. А играли мы в команде из провинциального штата Пёрлис, что на границе с Таиландом. Климатические условия были тяжёлыми – жара и почти стопроцентная влажность. Радовало, что семья была со мной – супруга Бадигуль и маленький сын Айдар.

— А женились когда?
— В 1982 году. Познакомились с Гулей ещё раньше, а тогда она приехала в Караганду и, проявив настойчивость, можно сказать, женила меня на себе (смеётся), за что я ей безмерно благодарен.

— Вернёмся в Малайзию. Как там у вас сложилось?
— Не смогли мы решить задачу выхода в высшую лигу, не хватило самой малости. Заняли третье место, а наверх выходило две команды. Уезжал я из Советского Союза, а вернулся уже в независимый Казахстан. Время было сложное, поиграл ещё немного и переключился на заботу о семье. Сын Айдар подрастал, и я хотел, чтобы он стал футболистом. Возил его в школу-интернат, что на углу улиц Тимирязева и Байзакова, к Евгению Ивановичу Кузнецову. А Серик Самуратович Байтурсынов тогда был директором и, однажды увидев меня, спросил: "А что это ты без дела сидишь? Давай к нам!" И оформил меня в штат.

АРГИМБАЕВЫ: СТАРШИЙ И МЛАДШИЙ

— Получается, что тренером Берик Аргимбаев стал благодаря сыну Айдару?
— Да, так и есть (смеётся). А в 1996 году директор клуба "Жетысу" Евгений Алексеевич Нам позвал меня, и я отработал в команде десять лет. В 2006 году вывел талдыкорганцев в высший дивизион. В 2009 году работал вместе с Сериком Абдуалиевым в дубле столичного "Локомотива", а затем два сезона руководил клубом "Иле Саулет" из Алматинской области.

— "Иле Саулет" занял в Первой лиге-2011 третье место. Результат считаете достойным?
— Конечно, уровень турнира в этом году заметно вырос, появились легионеры, а мы опередили сильные и более обеспеченные в финансовом плане клубы. Правда, должен сказать, что в конце сентября я ушёл с должности главного тренера по состоянию здоровья, однако в структуре и штате "Иле Саулета" остаюсь.

— Не могу не спросить про вашего сына Айдара, который подавал большие надежды, однако в Премьер-лиге он сейчас не выступает. Почему?
— Сказываются рецидивы серьёзной травмы. У Айдара – межпозвоночная грыжа. Очень неприятный диагноз, связанный с болевыми ощущениями. Вообще, замечаю, что у современных футболистов появляются такие травмы, о которых мы раньше и не слышали. Связки и мениски рвались всегда, но про паховые кольца, к примеру, мы и не знали. Может, сказываются переходы с естественного газона на синтетику? Но и мы играли и на гаревых полях, а порой ещё хуже поляны были. Наверное, нагрузки стали выше, а распределяют их тренеры не совсем правильно. Но я никогда не оказывал протекции сыну, учил его, что в футболе надо проявлять мастерство и характер самому.

— А если спросить вас, Берик Садвакасович, реализовали ли вы свой потенциал, были ли счастливы в футболе?
— Серьёзный вопрос (вздыхает). По большому счёту, как выяснилось по ходу интервью, не совсем. Но свои годы в футболе вспоминаю с радостью, удовлетворение от игры получал сполна!

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама