Виктор АБГОЛЬЦ: "Подводные течения" остались в прошлом

Ельсиар КАРИМОВ ("Футбольные вести", №14/14.08.2009)

В  2009 году известному казахстанскому футболисту, а позднее судье всесоюзной категории Виктору Абгольцу исполнилось 65 лет. Болельщики со стажем хорошо помнят одного из самых результативных нападающих 60-х годов, не один год радовавшего их своей игрой в составе карагандинского "Шахтёра" и алмаатинского "Кайрата". На весь СССР Абгольц прославился не только как забивной форвард, но и как футбольный арбитр.


ВИКТОР АБГОЛЬЦ - ИГРОК

Виктор АБГОЛЬЦ - нападающий карагандинского "Шахтёра"
Фото из архива "Футбольных вестей"


ВИКТОР АБГОЛЬЦ - ВЕТЕРАН

Виктор АБГОЛЬЦ
Фото - Эдуард ГАВРИШ

 
— Виктор Алексеевич, футбол стал делом всей вашей жизни. Почему?
— Любовь к футболу у меня с самого раннего детства. На мой выбор повлиял старший брат Леонид. В послевоенные годы он был футболистом карагандинского "Шахтёра". С раннего детства брат брал меня на тренировки. Мы жили далеко от центра города, приходилось долго добираться до тренировочного зала. Тренировки в маленьком зале у моего первого тренера Христофора Газелериди начинались поздно, в десять часов вечера. Ближе к двенадцати ночи уже не было транспорта, ночью добирался до дому пешком…

— Почему вы стали именно нападающим?
— У меня получалось играть в атаке, на юношеских турнирах забивал много, потом – в "Шахтёре" и "Кайрате"… Я играл под руководством известных на всю страну тренеров – Владимира Котлярова, Виктора Пономарёва, затем у Игоря Волчка, Александра Келлера, Бориса Ерковича. Это была блестящая плеяда сильных тренеров.

— Кто из них сыграл в вашей карьере самую значимую роль?
— Пожалуй, Волчок. Он работал в "Кайрате", при нём у нас подобрался отличный, боеспособный коллектив, мы с ребятами боролись за выход в высшую лигу чемпионата СССР…

— Карагандинский "Шахтёр" несколько раз был близок к выходу в высший союзный дивизион. Однако всякий раз мешали субъективные причины…
— Не везло Караганде с людьми, попадались в команде странные личности, которые сдавали матчи. Пригласили непонятных футболистов из Баку, они были замешаны в грязных играх. Это очень мешало "Шахтёру".

— Помните свой дебют в "Шахтёре"?
— В 1962 году "Шахтёр" выступал из рук вон плохо. Высшее спортивное руководство вызвало Котлярова и спрашивает: почему в команде нет местных молодых воспитанников? Где Володин, где Абгольц, где Володя Асылбаев? На следующий день меня первым вызвали в команду. Котляров хотел постепенно подпускать меня к основе, но травму получил основной игрок Гена Костюченко. Мой дебют состоялся в матче против джамбульского "Энергетика". Я вышел на замену и забил два мяча. Затем мы играли с "Локомотивом" из Гомеля, я вышел и отметился голом. Так началась моя карьера.

— В 1964 году вас пригласил алмаатинский "Кайрат" – главная команда республики…
— В "Кайрат" меня звали с весны того года, но руководство "Шахтёра" не отпустило. Летом алматинцы пригласили меня вновь, и я согласился. Начинать в "Кайрате" было трудновато, коллектив был разбит на два лагеря – старики и молодёжь. Капитан Вадим Степанов пользовался огромным авторитетом среди ребят. Если б не его проблемы с режимом, он мог бы стать, без преувеличения, великим футболистом. В команде Степанову никто не перечил, а я не молчал, мог высказать ему всё прямо в лицо. Естественно, Степанову не нравилось, что молодой игрок ему перечит. Он сказал мне: "Витька, ты ещё молод, чтобы играть в основном составе". В результате я до конца сезона просидел на скамейке запасных. Из-за конфликта со Степановым у меня были проблемы и с высшим руководством.

— Против каких защитников в чемпионате СССР было особенно тяжело играть?
— Против защитника минского "Динамо" Эдуарда Зарембы. Вадим Соснихин из киевского "Динамо" тоже доставлял много проблем нападающим. Вообще, против защитников киевского "Динамо" было труднее всего действовать. Чего стоил один Йожеф Сабо! Порой лежишь на газоне после столкновения (это сейчас футболисты любят симулировать боль, а раньше это считалось немужским занятием), судья говорит обидчику: "Извинитесь перед игроком!". Он подходят, поднимает очень болезненным щипком и говорит: "Быстрее вставай, ну, извини!" Иной раз думаешь – лучше б не извинялся…

— После конфликта с Вадимом Степановым вы покинули "Кайрат" и вернулись в "Шахтёр". Однако в 1968 году вновь вернулись в Алма-Ату…
— Это был уже другой коллектив. В 68-м я приехал из Караганды в "Кайрат" вместе с Володей Асылбаевым. Из стариков в команде остались бойцы Тимур Сегизбаев, Сергей Квочкин, приехало много других футболистов. Мне нравилось играть в той команде.

— Вы автор первого хет-трика алмаатинского "Кайрата" в союзном чемпионате. Помните его?
— В Кировобаде я забил три гола местному "Динамо", а второй хет-трик оформил в игре с донецким "Шахтёром".

— Назовите, пожалуйста, самый памятный гол в карьере?
— Это, конечно, гол Льву Яшину в 1/8 финала Кубка СССР. Мы с "Кайратом" выбили московское "Динамо" из розыгрыша Кубка, первый гол забил я, второй – Олег Волох… Яшин – чудесный человек. Однажды, в 1982 году я должен был судить матч "Динамо" с "Зенитом". Помню, погода с утра была дождливая. На собрании в день игры встречаю Яшина, работавшего тогда начальником московского "Динамо". Он меня встретил словами: "Виктор, здравствуй! Помню, как ты забил мне гол в Кубке, мы с защитником не разобрались в том эпизоде!" Вдруг звонок, Лев Иванович снял трубку, вытянулся по стойке смирно и побледнел – ему сообщили, что скончался Брежнев. Из-за недельного траура все матчи по стране перенесли…

— С кем из игроков "Кайрата" вы лучше всего взаимодействовали на поле?
— Борьба за место в основе была жёсткой. Все футболисты были отличного уровня, а на поле я легко находил общий язык с Волохом, Асылбаевым, с Серёгой Рожковым, с Сергеем Квочкиным…

— Больше половины голов вы забили головой, хотя ростом не такой высокий. Это природа вас наградила такой прыгучестью?
— Подготовка на сборах давала плоды. Хороший задел физической подготовки я получил от Владимира Котлярова. В то время не было особой методики подготовки футболистов, всё строилось на сплошной беготне. Предсезонные УТС жутко не любил, но, как выяснилось, они были очень нужны.

— В бытность футболистом вы играли только в двух командах: в "Шахтёре" и "Кайрате". Какой из этих клубов ближе вашему сердцу?
— Ближе "Шахтёр". В Караганде я начинал играть в футбол. Там у меня и родители похоронены, осталось много друзей.

— После окончания игровой карьеры вы стали судьёй и "дослужились" до звания арбитра всесоюзной категории. Почему выбрали именно этот путь?
— Однажды в Адлере "Шахтёр" играл с казанским "Рубином" переходной матч за путёвку в высшую лигу. В той игре судья Иосиф Самусенко засудил нашу команду самым наглым образом. После матча у меня с ним состоялся нелицеприятный разговор. В сердцах назло сказал ему: "Иосиф Ефимович, а можно я буду судить?" Он мне отвечает: "Да зачем тебе это, Виктор, ты же не сумеешь!" Я в ответ: "А я всё-таки попробую!" Тот разговор запомнился, и когда я в 76-м повесил бутсы на гвоздь, сразу начал судить. С 1978 года обслуживал матчи первой лиги союзного чемпионата, а в 80-м получил звание судьи всесоюзной категории.

— Какой матч в качестве арбитра вам запомнился больше всего?
— Игра, за которую получил худшую свою оценку, двойку, от инспектора. Замечу – абсолютно не по делу. Вокруг игры "Торпедо" (Москва) – "Динамо" (Киев) в Первопрестольной раздули ажиотаж на ровном месте. Тот матч, по сути, стоил мне судейской карьеры. Мне начали вставлять палки в колеса – перед туром по звонку меняли назначения на игры. Я не стал этого терпеть, пришлось написать заявление о прекращении судейской деятельности в связи с недоверием Всесоюзной коллегии судей.

— В 2008 году Департамент судейства и инспектирования Федерации Футбола Казахстана возглавил российский специалист Николай Левников. С его приходом порядка в нашем судействе стало больше?
— Не то слово! Я впервые увидел, как он возится с молодыми казахстанскими судьями на сборах, терпеливо им всё объясняет. С его приходом наше судейство заметно улучшилось, сейчас уже нет судей с, прошу прощения, большим пузом, которые по нескольку лет умудрялись судить матчи, не выходя из центрального круга. Сейчас все судьи обязаны сдавать необходимый норматив физической подготовки. И при этом неважно, имеешь ты международную категорию или нет. Для Левникова нет авторитетов, и это правильно! Раньше часто можно было услышать разговоры о неких "подводных течениях" в судействе, но сейчас этой грязи нет и в помине. Мне импонирует и то, что Левников доверяет молодым судьям.

— В прошлом году после матча 22-го тура Казахстанской Премьер-лиги "Шахтёр" – "Восток" вы написали рапорт о том, что игра в Караганде не носила спортивного характера. Впоследствии Экспертная комиссия Федерации футбола подтвердила ваши подозрения…
— Здорово, что ФФК твёрдо выдерживает курс на очищение казахстанского футбола от договорных игр. В тот день бывшее руководство "Шахтёра" оказало медвежью услугу для всего региона. Считаю, что тот инцидент пошёл на пользу всему карагандинскому футболу – посмотрите, как "Шахтёр" преобразился, команда сейчас борется за призовые места! Уверен, наш футбол идёт верным курсом, а тем, кто любит играть в грязные игры, в нём попросту нет места.

Дополнительно в тему:
Трибуны ревели, Абгольц забивал… (А. Николенко, "Спортивная жизнь", 22.08.2007)

Партнёр


ФУТБОЛЬНЫЕ ВЕСТИ

Золотой фонд

Мемориал

Реклама