КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ
БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

ФУТБОЛ В ЦИФРАХ
ТОЧКА ОТСЧЕТА 
МЯЧ КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ ЗАЛ СЛАВЫ
 

ЧЕРДАНЦЕВ Михаил Евранович

22.06.1934 — 26.09.2008

В 60-70-х годах прошлого столетия судья всесоюзной категории Михаил Черданцев достойно представлял свой родной город Алма-Ату и Казахскую ССР на футбольных полях как внутри страны, так и за рубежом. С 1959 года он обслуживал матчи чемпионата СССР, причем, нередко ему доверялись судить самые ответственные поединки! Неоднократно входил Михаил Евранович в десятку лучших судей страны по итогам сезона.

Работая ответственным секретарем и председателем Федерации футбола Казахской ССР, он приложил немало усилий для того, чтобы в 1968 году была создана казахстанская зона Класса «Б» (впоследствии 8-я зона второй лиги). Занимал он руководящие посты в обществе «Спартак» и Алма-атинской коллегии футбольных судей.

Но не только футбол интересовал Михаила Еврановича. До сих пор в Казахстане вспоминают, каких весомых успехов добивались в 70-80-х годах казахстанские спортсмены в таких видах спорта, как теннис, хоккей с мячом и хоккей на траве. И огромная роль в этих успехах принадлежит Михаилу Еврановичу Черданцеву!

Добрая память о нем навсегда останется в наших сердцах!

© Талгат САДЫКОВ («Литер-Неделя», 19.06.2008)

МИХАИЛ ЧЕРДАНЦЕВ: "ФУТБОЛ НЕ РАЗОЧАРОВАЛ, ОГОРЧАЛИ ЛЮДИ"

Сегодня мы гордимся своей независимостью и порой неоправданно и несправедливо ругаем советское прошлое. Большое видится на расстоянии, и по прошествии десятилетий вчерашний день выкристаллизовывается в мелочах, дающих возможность по достоинству оценить труд поколения наших родителей. При общении с ветеранами появляется желание сравнить «до и после» и становится неуютно от того, что труд предыдущих поколений рассыпался под гнетом морали XXI века.

Наш собеседник – человек известный на спортивных просторах бывшего СССР. Михаил Евранович Черданцев – востребованный и уважаемый футбольный арбитр чемпионатов СССР 60–70-х годов прошлого века, специалист, приложивший руку к развитию не только футбола в республике, но и к тому, чтобы популяризация других видов спорта достигла определенных высот. А плоды успехов казахстанцы могли пожинать долгие годы после его ухода.

МИХАИЛ ЧЕРДАНЦЕВ
 

— Михаил Евранович, с чего начался ваш путь в футбольные арбитры?

— Все решил случай. В конце апреля 1954 года я числился в юношеском составе алма-атинского «Динамо». Предстояла товарищеская встреча с новосибирским СКА, я сижу на скамейке запасных, и выясняется, что не хватает одного линейного судьи. Мне говорят: давай, бери флажок, переодевайся в судейскую форму. А в те времена арбитры носили белые брюки и белые футболки. После матча ко мне подошли судьи и весьма лестно отозвались о моем дебюте: молодец, у нас идет судейский семинар, будь добр, приходи. Так и началась моя карьера.

Окончил школу, поступил в медицинский, хотелось подработать, а за работу арбитрам полагались талоны на питание в столовой на сумму в 25 рублей. В том же году меня привлекли к работе в городской коллегии судей, и до 1958 года, пока учился, а после первого курса медицинского перевелся в физкультурный институт, получал столь нужную финансовую поддержку, работая в качестве арбитра.

С 1959 года стал судить матчи Всесоюзного первенства и накопил около тысячи матчей высшей, первой лиг, дублеров… Около 25 выездов каждый год, наездился по стране.

— Получается, что вы, будучи игроком «Динамо», встречались и с самим Николаем Старостиным, патриархом советского футбола?

— Я благодарен судьбе за то, что она подарила мне встречу с этим великим спортсменом. Он меня даже выгнал с тренировки юношей, увидев, что я курю. После этого я больше никогда не брал в руки сигареты. (Смеется.) Потом мы с ним встречались, когда я уже работал судьей, и сохранили теплые отношения.

Он жил в микрорайоне «Тастак», бывшем в те годы окраиной Алма-Аты. Он с нами немного занимался, смотрел со стороны за юношами и помогал своими советами нашим тренерам.

Много лет спустя я судил матч «Спартака». И во время ужина в московской гостинице «Будапешт» с нами был и Старостин. Я решил ему напомнить алматинскую историю и говорю: «Николай Петрович, помните, вы выгнали молодого парня из команды за то, что он курил?» Он мне: «Миша, не помню, но, наверное, не зря я так поступил, ведь ты не куришь…»

— А как вам удалось выбиться в судьи союзного значения?

— И здесь не обошлось без случая. Приходит в Алма-Ату телеграмма из Москвы, мол, просим направить в Ташкент на матч «Пахтакор» – «Динамо» (Москва) линейных арбитров. Главным арбитром матча был Александр Меньшиков. Он был одним из двух государственных арбитров СССР по футболу. По окончании встречи был ужин, во время которого Меньшиков высказал свое мнение по поводу работы в той игре: «Михаил, все правильно понимаешь и оцениваешь, готовься к тому, что будешь приглашен на всесоюзный сбор арбитров».

С 1961 года стал выступать боковым судьей в классе В. С 1962 года подпустили к высшей лиге. 5 марта на коллегии судей в Москве объявляют, что в числе пяти судей всесоюзной категории есть и Черданцев. Я обращаюсь к известному советскому арбитру Тофику Бахрамову: надо бы отметить это дело. Он говорит: ну давай… На следующий день опаздываю на самолет. Тут Владимир Толчинский, мой земляк, говорит: дай свой билет. Там стоит дата – 5 марта, он берет и переправляет ее на 6-е число! Вы что, говорю, это ж подсудное дело! Ничего, отвечает, а вдруг получится. Сели в самолет, все нормально, а летели через Караганду, а там девушка на контроле стала его со всех сторон рассматривать. Пришлось ей сказать, что билет в Москве был выписан и никаких проблем быть не должно. Она мне сразу же вернула его, и я без проблем зайцем полетел в Алма-Ату. (Улыбается.)
МИХАИЛ ЧЕРДАНЦЕВ
 

— Но вы оставались спортивным функционером Казахской ССР…

— В 1967 году я и Ткаченко, руководитель футбола Украины, решили создать самостоятельные зоны: он – для Украины, я – для Казахстана. Давайте будем проводить соревнования в своих зонах. Начали действовать. Помог нам Каркен Ахметов, министр спорта республики. Удалось убедить высшее футбольное руководство страны в том, что Казахстан, как и Украина, способен иметь свою независимую зону. С тех пор у республики появился стимул для полноценного футбольного развития.

— В то же время появились такие негативные явления, как договорные матчи в футболе. Удавалось ли вам, будучи одним из участников матча, определять, что та или иная команда «сливает» игру?

— Честно говоря, если работали стоящие игроки и мастера, то понять было трудно, однако специалисту, тем более находящемуся в центре событий, заметить подобные явления было несложно. Начало было положено в 60-х годах. Однако я для себя сразу решил, что сам принимать прямого участия в «договорняках» не стану. А докладывать куда-то или сообщать наверх было равносильно тому, что мочиться против ветра.

— Наверняка и к вам обращались представители клубов с интересными предложениями?

— Было дело, но ответ у меня был один: если хотите, чтобы я вам помог, то добейтесь моего назначения на ваш ключевой выездной матч, там я отсужу как есть, не позволяя хозяевам поля обыграть вас не по делу, а явной помощи от меня не ждите.

— Удалось вам выстоять до конца? Неужели, обратись к вам сам Николай Петрович Старостин, вы бы косвенно не помогли «Спартаку»?

— Как-то Николай Петрович, зная о том, что я буду судить встречу будущих принципиальных соперников москвичей, попросил меня: «Миша, если будет возможность, то дай карточку, желтую, а то и красную, центральному защитнику Н». Ладно, отвечаю, но только если он этого заслужит. «Ну, конечно же, дорогой», – сказал Николай Петрович.

— И что, наказали неудобного для спартаковцев защитника?

— Нет, он повода не дал, а придираться не по делу не в моих правилах, и я не смог удовлетворить просьбу Старостина, но знаю, что тот на меня не обиделся.

Но в 1978 году, несмотря на сложившуюся репутацию, меня все же настоятельно попросил один из руководителей советского футбола помочь одной из команд. Ответил, что в такие игры не играю. Меня попросили подумать о будущей карьере и о том, что придется не очень сладко. Нет и нет – вновь был мой ответ.

— Вам приказали «убить» одну из команд?

— Не убить одного из соперников, а сделать так, чтобы один из клубов хотя бы не проиграл…

— В 1978 году из высшей лиги вылетел «Спартак», просили за него?

— Нет, но косвенно этот матч касался и судьбы спартаковцев. Перед игрой ко мне подошли хозяева поля и предложили внушительную сумму. Мне в очередной раз пришлось отказать…

— Каковы были последствия?

— С 1979 года началась охота. Мне ставили самые низкие оценки за любой матч, и это была месть за непослушание, несмотря на то что я входил последние годы в десятку лучших арбитров СССР и в семерку судей, представлявших страну на международной арене. Инспекторы и комиссары на матчах с моим участием были не мои вчерашние коллеги, а представители федерации. Но система не давала никому шансов на противостояние…

— А что вы можете сказать о сегодняшних казахстанских судьях, в частности об Александре Кулакове?

— Каюсь перед болельщиками Казахстана и нашим футболом, это моя ошибка, что Саша попал в судьи. Это я его выдвинул на работу, дал путевку в судейский корпус. Сначала попросил зеленого пацана, вчерашнего вратаря, подменить меня на линии, потом рекомендовал его дальше… Спустя годы лично убедился в его непорядочности и с тех пор руки ему не подаю. Он и еще один арбитр, Борис Жуков, также привлекаемый мною в футбольные судьи, опорочили честь мундира, и до сих пор на арбитров в стране смотрят с презрением, и часть моей вины в этом есть – не разглядел их мелкой сущности, того, что идут они на поводу у меркантильных соображений.

Мне довелось общаться с великими футболистами, людьми, достойно представлявшими великую державу. Назову лишь два имени: Лев Яшин и Юрий Гагарин, не говоря о плеяде ярких личностей, творивших на футбольном поле. Но в то же время меня не раз разочаровывали люди, превратившие футбол в источник низменных интересов. Но я не жалею, что прожил жизнь в большой игре. А Казахстану надо начинать практически с нуля, ведь утеряно все, что накоплено за предыдущие полвека в нашем футболе. И несмотря на то, что я пожилой человек, надеюсь увидеть первые успехи нашего футбола, где все подчинено интересам миллионов болельщиков, а не кучки интриганов.

P. S. 22 июня Михаилу Черданцеву исполнится 74 года. От имени болельщиков наша газета поздравляет именинника. Желаем крепкого здоровья и долгих лет жизни!

Фото из архива Михаила Черданцева

[an error occurred while processing this directive]