КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ
БРОНЗОВЫЙ ПРИЗЕР AWARD-2004

ФУТБОЛ В ЦИФРАХ
ТОЧКА ОТСЧЕТА
МЯЧ КАЗАХСТАНСКИЙ ФУТБОЛ СЕЗОН-2006 Межсезонье и т.д.

© Юрий ЛИФИНЦЕВ ("Байтерек")

СЕРГЕЙ РАЙЛЯН: "КАЖДЫЙ РЕПОРТАЖ МЕНЯ ЧЕМУ-ТО УЧИТ"

Итоги чемпионата мира по футболу в Германии, его скандальный финал и громкие отставки наставников еще долго будут в центре внимания спортивной общественности. Впервые казахстанские любители футбола смогли увидеть на одном из отечественных телеканалов все 64 матча мундиаля. Сопровождали эти трансляции комментарии наших журналистов, и больше всех в студии отработал Сергей Райлян, "озвучивший" ход порядка сорока игр...

РАЙЛЯН

Сергей улыбающийся...

РАЙЛЯН

...и серьезный
(на съемках программы "Пиала"
на 31-м канале)
 

Делал он это весьма профессионально, на что обратили внимание и многомиллионная зрительская аудитория в Казахстане и ряде сопредельных стран, и коллеги-журналисты, и председатель Национальной футбольной лиги РК Кайрат Адамбеков, высказавшийся на этот счет во время одной из недавних пресс-конференций. Суть этих оценок примерно такова: "Наконец-то у нас появился эрудированный спортивный телекомментатор, которого приятно слушать".

Впрочем, Райлян в спортивном эфире "появился" еще несколько лет назад, и его "феномен" не в яркости нынешнего дебюта, а в заметном росте мастерства телеведущего. На предложение встретиться и поговорить по душам Сергей только и ответил: "Ну, если вам это будет интересно"…

— Трудно поверить, что для выпускника технического вуза, изучавшего компьютеры, мечтой юности была работа спортивным комментатором… Хотя я знаю тебя как давнишнего футбольного болельщика, фанатичного собирателя истории "Кайрата" и автора многочисленных публикаций на тему алматинского футбола.

— За "Кайрат" я болел с детства, лет с четырех. Помню, однажды отец привел меня на стадион, минут пять я, ошарашенный зрелищем, сидел молча, а потом спросил: "А почему никто ничего не говорит?". По телевизионным трансляциям привык, что кто-то очень добрый (а это был Диас Омаров) все растолковывал, объяснял. Даже я, дошкольник, все понимал. А на стадионе надо было ориентироваться самому, для меня это был шок.

А стать спортивным комментатором, честно скажу, было для меня осуществлением мечты розового цвета. Детской мечты. И, наверное, я хотел, чтобы мечта так и осталась мечтой: у каждого человека должна быть какая-то цель, о которой всю жизнь мечтаешь и к которой всю жизнь идешь. Я иногда думал: "А о чем же буду мечтать, если стану телевизионным комментатором?"

— Но если наметить не одну цель, а, допустим, семь? И стараться их достичь. Вот в чем будет жизненный подвиг, а не в том, что сохранил в неприкосновенности одну, самую розовую…

— Все может быть. Но к осуществлению своей мечты я активно не стремился. Все сложилось само по себе: меня пригласили, я в студии записал свой первый комментарий, его прослушали, в том числе и Диас Ильясович Омаров, получил от коллег несколько добрых советов психологического характера. И после этого меня утвердили на должность комментатора для освещения матчей Лиги чемпионов. Это было в марте 2004 года, в апреле стартовал чемпионат Казахстана по футболу – меня и туда подтянули.

— Потом были чемпионат Европы по футболу, летние и зимние Олимпийские игры…

— А еще различные турниры по баскетболу, волейболу, боксу, борьбе… Так что перед футбольным чемпионатом мира набрался опыта.

— Во время репортажей с олимпийских соревнований в Афинах и Турине ты приглашал в студию специалистов различных видов спорта, которые добавляли в рассказ профессионализма, передавали нюансы борьбы. Это была подстраховка своей работы или стремление дать зрителям наиболее полное представление об увиденном?

— Во время зимней Олимпиады в студию приходили специалисты по прыжкам на лыжах с трамплина Вервейкин и по фристайлу – Банников. Они очень помогли разобраться в нюансах этих видов спорта. Казалось бы, взлетел лыжник в небо, и если ему ветер дует в спину, он приземлится дальше. А Андрей Вервейкин все прояснил, профессионально раскрыл тайны полета. Сам бы я такие детали вряд ли осветил.

Во время летней Олимпиады приглашал в эфир специалистов прыжков в воду, легкой атлетики, художественной гимнастики, бокса, тяжелой атлетики… Одним словом, почти по всем видам спорта. Сколь хорошо бы ты ни знал спортсменов, результаты их последних стартов, особенности правил, а лучше, глубже специалистов все равно не "копнешь". Если, конечно, сам в свое время не занимался этим видом спорта.

— А в футболе тебе помощники не нужны?

— Не в той степени, как во фристайле. Но все равно мне было интересно комментировать футбольные матчи с такими тренерами, как Петрушин, Фомичев.

— Это сколько нужно иметь здоровья, чтобы месяц все ночи напролет проводить в студии, и говорить, говорить…

— По объему часов работы чемпионат мира по футболу не идет ни в какое сравнение с летними Олимпийскими играми. В 2004-м, особенно под конец Олимпиады, у меня было по 8-10 часов эфира в студии. Приходил утром, несколько часов работал, час отдыхал, еще несколько часов проводил с микрофоном, небольшой перерыв – и вновь в студию. Но я счастлив, что мое хобби – спорт – стало и профессией.

— А как ты проводишь те 15 минут перерыва в футбольном матче? Выходишь на свежий воздух, от всего отрешаешься или еще и еще раз просматриваешь свое досье на игроков и команды?

— Да нет, обсуждаю с коллегами моменты первого тайма. Вроде, и отдыхаешь, но в то же время от футбола далеко не уходишь.

— В прежние годы телевизионные комментаторы отличались эмоциональностью, могли минуту в эфир кричать "Го-о-о-л!", будто мы этого не видели своими глазами, подробно и с пристрастием рассказывали, кто кому отдал пас. У тебя совсем иная манера общения с телеаудиторией: в репортажах Райляна много подробностей об игроках и командах, история их взаимоотношений, горячие новости околофутбольной жизни, статистика, высказывания зарубежных специалистов и комментарии мировых агентств. И весь этот объем информации легко усваивается перед живой картинкой с арен чемпионата мира. Откуда этот пласт знаний?

— Помогает работа в газете "ProСпорт", где я отвечаю за международный футбол. То есть, постоянно стараюсь находиться "в теме", в курсе всех новостей. Основной объем информации откладывается в голове. Ну и нужны первоначальные знания, некий фундамент. Того же Зидана я узнал в середине девяностых годов, когда он еще играл за "Бордо". Не скажу, что специально за ним следил, но все время исподволь наблюдал за его ростом. Что касается подготовки к репортажу какого-то конкретного матча, то тут идет "индивидуальное" штудирование: узнаешь составы, листаешь историю взаимоотношений, просматриваешь, кто в командах дисквалифицирован или травмирован, ищешь последние предматчевые заявления тренеров. Хочется знать все: в какой физической форме те или иные игроки, какова психологическая атмосфера в сборных, листаешь послужные списки заявленных на чемпионат мира игроков: может, кто из них, ныне соперников, прежде или сейчас играли или играют в одних и тех же клубах. Мне, с одной стороны, это интересно знать самому, с другой – хочется донести до зрителя. И далеко не всегда удается высказаться в полном объеме, то, что звучит в эфире – лишь часть собранного об игроках и командах. Ведь ни с того ни с сего не станешь говорить о каком-то футболисте, он должен дать повод, обратить на себя внимание. И только тогда сведения о его биографии или личной жизни будут интересны зрителям.

— А как запомнить, о чем уже говорил, а о чем – нет?

— В течение чемпионата мира одна команда может провести и семь матчей, и три – коль не повезет. И если в начале турнира практически вся информация представляет интерес, то во время четвертой игры французов рассказывать кто такой Зидан, не приходится. Здесь Зидан уже нужен сегодняшний: его спортивная форма, размышления о том, не рано ли он покидает футбол и так далее.

— Сергей, перед чемпионатом мира по футболу ты участвовал в каких-нибудь пари, делал ставку на кого-то из фаворитов?

— Нет, я ни в каких пари не участвую, по большому счету мне все равно, кто станет чемпионом мира. Иное дело, что во время матчей возникает симпатия к кому-то из соперников, но это естественно для любого зрителя.

— Кого из игроков или участвовавших команд было больше всего жалко?

— Жалость тоже бывает разная. Жалко было бразильцев, не сумевших в Германии реализовать свой потенциал и показать ту игру, которую от них ждал весь мир. Да жалко любую проигравшую команду, тех же французов в финале, в составе которых выступали многие игроки, покидающие после чемпионата мира большой футбол. Одним словом, по-своему жалко каждую команду, не ставшую чемпионом мира.

— А где, когда и у кого ты научился не говорить в эфире, что футболисты сыграли бездарно, что бьют не так и бегают плохо? Как постичь науку не выплескивать обиды, глядя на некоторые скучные матчи внутреннего чемпионата и все время успокаивать болельщиков: мол, еще есть десять минут, игроки сборной должны собраться и тогда могут спасти по сути проигранную встречу?

— Наверное, это в первую очередь продукт воспитания в семье, родители научили меня не давать резких и негативных оценок другим людям. Чтобы понять, почему тот или иной человек поступил именно так, надо оказаться на его месте. Ведь даже удар с трех метров мимо ворот может случиться по нескольким причинам: там и мяч мог подскочить на кочке, неудачно лечь на ногу, могла опорная нога "поехать"… Причин много, и потому ставить клеймо "позорник" или утверждать, что кто-то мало тренируется – неправильно.

— По-настоящему "болеть" ты стал в восьмидесятых годах и сам признался, что пушечных ударов Вадима Степанова, увы, не видел. А репортажи Синявского, Озерова, Махарадзе, Толчинского, хотя бы фрагментарно, слышал? У них есть чему поучиться сегодняшним комментаторам?

— Любой человек, который работает с микрофоном, заслуживает уважения. Я так считаю. А кумиром у меня всегда был Диас Омаров, именно с его голосом у меня ассоциируются все матчи "Кайрата" 80-х годов.

— Какую оценку получили твои репортажи на работе?

— Коллеги меня поддержали, а еще дома – мама и жена, приехавшие в это время из Санкт-Петербурга сестра со своим мужем. Сам я себя прослушивал только тогда, когда начинал работать на телевидении, искал ошибки, недочеты. А сейчас нет на это времени, особенно во время проведения чемпионата мира.

Вот вы спрашивали, болел ли я за кого-то? Самый первый чемпионат мира, который я смотрел по телевидению, это аргентинский 1986 года с блиставшим в составе хозяев Марадоной. К игре сборной Аргентины у меня какое-то особое отношение. Нет, я не болею за эту команду, не хожу в полосатой майке аргентинцев, просто отношусь к этой сборной более внимательно.

— Как считаешь, нашим болельщикам интереснее было бы слушать своего комментатора, находящегося непосредственно в Германии, в эпицентре главных футбольных событий четырехлетия?

— Тяжело сказать, когда сравнивать не с чем… В комментировании "под картинку" и непосредственно со стадиона есть свои плюсы и минусы. В студии легче разобрать какой-то спорный момент, просмотрев его в нескольких повторах. На стадионе тоже есть монитор с повтором, но там больше смотришь не в "телевизор", а на трибуны, отвлекаешься. Зато атмосферу праздника, конечно, легче передать в живом эфире с места событий.

— Всех ли знаменитых гостей чемпионата, "вырванных" операторами с VIP-трибуны, ты узнаешь?

— Были и незнакомые лица. Тут надо просто промолчать, а не гадать, кого же показывают. Однажды, кстати, была история с канцлером Германии Ангелой Меркель. Ее показывают, а я рассказываю о том, что происходит на поле. Тут же реагирую, вспоминаю, что Меркель является главой правительства, и по привычке называю ее… премьер-министром. Хотя она – канцлер. С одной стороны, я не слишком ошибся, Меркель – глава правительства, но все-таки канцлер, а не премьер-министр.

— И претензий со стороны посольства Германии в Казахстане не было?

— После того, как немцы все же стали бронзовыми призерами чемпионата мира, претензий не должно было возникнуть.

— Тайны в компьютере, Интернете для тебя еще остались?

— Конечно, остались, хотя я пять лет компьютер изучал и сейчас много на нем работаю. Интернет тоже совершенствуется, и я себя чувствую обычным пользователем.

— А сколько процентов спортивной неправды можно выкачать из Интернета?

— Это смотря откуда скачивать. Меня Интернет тоже обманывал. Было это в 1999 году, когда Мухтархан Дильдабеков дрался в финале чемпионата мира по боксу. На официальном сайте появилась информация, что наш земляк выиграл золотую медаль, я тут же выдал радостную новость в радиоэфир. На самом деле Дильдабеков уступил, оказалось, что эта ошибка случилась по вине официальных источников.

А в принципе, доверять надо только проверенным сайтам с официальной информацией, я крайне редко пользуюсь сомнительными источниками. В свое время покойный ныне радиожурналист Константин Иванов передал мне очень большую библиотеку спортивных книг, которые тоже помогают в работе.

— Сергей, помимо газеты "ProСпорт" ты еще работаешь на "Радио-ретро". Там тоже основное занятие – спорт?

— Нет, на радио я занимаюсь новостями, не имеющими отношения к спорту. Там я журналист, готовлю трехминутные выпуски новостей, которые выходят каждый час. Собираю информацию, редактирую и даю в эфир. Это очень хорошо, что у меня есть и такая работа, которая не позволяет зацикливаться на одном лишь спорте, держит в курсе всех событий в Казахстане и мире, дает возможность ориентироваться в большом ежедневном потоке новостей.

— И о ком ты сегодня больше знаешь: об украинском футболисте Андрее Шевченко или о президенте той же страны Викторе Ющенко?

— Конечно, о Шевченко, но и Ющенко для меня – не просто имя. Я бы не смог работать ведущим в какой-нибудь общественно-политической программе, высказывать свои мнения о внешней политике Украины, но в то же время знаю, какие там происходят события, какие – в США или Израиле.

— Есть такие виды спорта, которые ты бы не согласился комментировать ни за какие деньги?

— Таких видов спорта нет, есть виды, к комментированию которых я готовился бы очень долго. А отказываться от работы, чувствуя свою некомпетентность, это значит признать свое поражение.

— И последнее. Свою детскую мечту ты, похоже, исполнил. Неужели нет следующей?

— Целей впереди много. Хотел бы, например, побывать во многих странах, посмотреть Париж и Мадрид, Японию и Америку. А главная теперь цель жизни – стать хорошим мужем для Татьяны, с которой мы женаты год, и хорошим отцом для своих детей. Кстати, мы скоро ждем первенца…

 

« в начало

карта сайта

письмо редактору

поиск по сайту

о проекте

наверх »

Яндекс.Метрика
Copyright © 1996-2011
Александр ЛЯХОВ